Строить в Казани мусоросжигательный завод будет сын генпрокурора РФ

Об этом заявил член «мусорной» рабочей группы исполкома столицы Татарстана

12.04.2018 в 12:30, просмотров: 1248

Вчера в комитете ЖКХ исполкома Казани состоялось первое заседание рабочей группы «по мусору», перед которой изначально ставилась цель сформулировать вопросы для предстоящей в субботу встречи с застройщиком мусоросжигательного завода мощностью 550 тысяч тонн твердых коммунальных отходов в год. Вопросы поступили только от представителя Минэкологии РТ Раисы Шагидуллиной, которой активисты общественного движения «Нет мусоросжигательному заводу! За раздельный сбор отходов» откровенно нахамили.

Строить в Казани мусоросжигательный завод будет сын генпрокурора РФ
Фото: Владимир Васильев

Вход в зал, отведенный в комитете ЖКХ города под заседание рабочей группы, преграждал молодой человек в брючной паре и белой рубашке с галстуком, который фиксировал всех входящих на карандаш.

– Сначала входят зарегистрированные, потом – все остальные, – провозгласил он и продолжил свои записи в блокноте.

Кто-то на это заявление не отреагировал и протиснулся в зал мимо него, кто-то послушно остался в коридоре. В итоге в помещение набилось столько народу, что многим пришлось стоять. А еще до того, как были заняты все сидячие места, слово для объявления взял председатель Антиядерного общества РТ Альберт Гарапов:

– Наших наиболее активных членов подвергают судебному преследованию. Общественное экологическое движение выражает резкий протест против этого. Суд над Гузелью Халиловой еще предстоит, а Ирину Никифорову и Гульназ Смирнову уже оштрафовали на 10 тысяч рублей по смехотворным причинам. Причем это произошло на следующий же день после встречи с мэром Казани Ильсуром Метшиным. Мы направили свой протест в адрес президента Республики Татарстан и обратились в Совет по правам человека и гражданского общества при президенте Российской Федерации.

Фото: Владимир Васильев

Большинство присутствующих встретили это заявление гулом одобрения, после чего место в президиуме занял замглавы исполкома Казани – председатель комитета ЖКХ Искандер Гиниятуллин.

– Этот зал не очень большой, вмещает 45 человек, которых мы можем посадить, – начал он. – Сегодня в группе в WhatsApp было записано 34 человека, 20 человек записалось в «Салават Купере» на встрече с Ильсуром Метшиным, то есть еще 14 человек в список добавилось. Ну, и мы пригласили представителей министерств, ведомств, надзорных органов и представителей науки для того, чтобы сформулировать вопросы, которые мы можем и должны задать представителям инвестора мусоросжигательного завода.

Фото: Владимир Васильев

Однако больше всего активистов общественного движения «Нет мусоросжигательному заводу! За раздельный сбор отходов» интересовало другое. Во-первых, продолжится ли судебное преследование их активистов и, во-вторых, какой вес будет иметь решение рабочей группы, если она проголосует против строительства мусоросжигательного завода (МСЗ).

По первому вопросу Искандер Гиниятуллин сообщил, что инициатива подвергнуть активистов общественного экологического движения административным наказаниям исходила не от мэра Казани, и это стало для него «шоком и потрясением». Чиновник извинился перед ними от имени Ильсура Метшина, а также пообещал, что после заседания рабочей группы никто из ее членов не будет задержан. По второму вопросу глава комитета ЖКХ честно признал, что решение рабочей группы будет носить только рекомендательный характер.

После этого большинство членов рабочей группы принялись обсуждать возможные варианты запрета на строительство МСЗ не только рядом с ЖК «Салават Купере» и поселком Осиново, но и вообще вблизи Казани. Прозвучало немало обвинений в адрес руководства города и республики.

Наконец, когда дошел черед до Министерства экологии и природных ресурсов РТ, слово взяла его представитель Раиса Шагидуллина. Она назвала свое имя, фамилию и должность, но не успела после этого сказать и слова, как женщина в платке из последнего ряда громогласно потребовала:

– Шагидуллина. Дальше!

– Давайте, успокоимся, – попросили ее сидящие рядом с ней.

– Я записываю, – непререкаемым тоном заявила экозащитница, после чего ей снова продиктовали: «Раиса Абдулловна».

– Помедленнее скажите, Шагидуллина, – не унималась она. – Помедленнее, пожалуйста, говорите, Шагидуллина! Шагидуллина, вы – Шагидуллина?!

До драки дело не дошло, но атмосфера в зале накалилась, после чего начальник управления государственной экспертизы и нормирования воздействия на окружающую среду Минэкологии РТ все-таки нашла в себе силы спокойно рассказать:

– Ни один объект не будет осуществлять ни выброса, ни сброса, ни образования отходов, если он не получит разрешительную документацию. На встрече, которая прошла в Министерстве экологии РТ, задавались конкретные вопросы представителям «РТ-Инвест». Есть проект? Нет. Есть стадия четкости обоснования по допустимости создания завода на этой площадке? Нет. И по поводу точного количества отходов, которые будут уничтожаться, тоже «нет».

Фото: Владимир Васильев

Неоднократные попытки Искандера Гиниятуллина завершить заседание рабочей группы неким конструктивом ни к чему не привели. На исходе второго часа люди потянулись на выход, и в этот момент неожиданно спокойно, четко и ясно изложил свою позицию преподаватель экологии Владимир Шушков, который весь вечер держал в руках рисунки своих учеников с надписью: «Уважаемый мэр г. Казани! Прошу установить во всех домах баки для раздельного сбора мусора и цех для его переработки! Защитите детей города от вреда мусоросжигающего завода!»

Фото: Евгений Аксенов

– Строить его нельзя нигде. Если мы – граждане, мы видим, что болеют дети. У нас не решен вопрос с «Казаньоргсинтезом». Когда его строили, обкомовские дачи перенесли в Боровое Матюшино, а детские лагеря и базы отдыха оставили там. Такое отношение, и сейчас ничего не меняется. Доводы очень хорошие. Еврокомиссия привела пример города Милана, в котором сейчас перерабатываются на 100 процентов все органические отходы, и получаются высококачественные удобрения и биогаз, который отапливает и освещает 24 тысячи населения. В Швеции на 85 процентов перерабатывается мусор, остальное захоранивается. В России, в Саратове, есть уже готовые установки, которые стоят всего 1 миллиард рублей, а не 23 миллиарда, которые планируется потратить на строительство МСЗ. Они готовы перерабатывать твердые коммунальные отходы на 100% без всякого сжигания. Получаются там и удобрения, и биогаз, и сырье для промышленности. Объем переработки примерно в 4 раза меньше, чем у МСЗ, который хотят построить у нас. Все идет от Москвы. Мы знаем, что в этот «РТ-Инвест» входит сын Генерального прокурора РФ Чaйки. А президент Татарстана несколько раз заявил, что заводу быть. Что должны вы ответить? – спросил он, обращаясь к представителям властных структур. – Взять под козырек. Так и происходило до сих пор. Но если мы хотим, чтобы нас не проклинали наши дети, давайте относиться к этому вопросу по-граждански.

На этом собственно обсуждение и завершилось. Ни к какому решению рабочая группа пока не пришла.




Партнеры