В казанских торговых центрах грубо нарушаются требования пожарной безопасности

Утверждая это, юрист Ильнур Хамидуллин из Лаишевского района РТ ссылается на статью 123-ФЗ

11.04.2018 в 15:15, просмотров: 723

Прокурорские проверки соблюдения требований пожарной безопасности в торгово-развлекательных комплексах республики близятся к завершению. О результатах Прокуратура Татарстана сообщит 16 апреля, после того, как итог подведет в целом по стране Генеральная прокуратура. Но уже сейчас официально заявлено, что нарушения найдены в ТЦ «ГоркиПарк» и «Московский», а также в молле «МЕГА Казань». Где-то эти нарушения серьезные, где-то – не очень, а вот про ГРК «Корстон» не сообщается ничего.

В казанских торговых центрах грубо нарушаются требования пожарной безопасности
Фото: Михаил Захаров

В «ГоркиПарке» сняты предусмотренные проектной документацией двери тамбура перед лифтом, на путях эвакуации установлена лишняя дверь, препятствующая свободному выходу. В СТЦ «МЕГА Казань» помещения разных классов пожарной опасности не разделены противопожарными преградами, не предусмотрена система вытяжной противодымной вентиляции из коридора администрации, а в торговых залах допускается уменьшение ширины основных эвакуационных проходов. В «Московском» помещения офиса в коридоре не оборудованы автоматической системой пожарной сигнализации, доводчики на противопожарных дверях не работают, загроможден доступ к пожарным шкафам с первичными средствами пожаротушения и т. д.

В черном списке прокуратуры ГРК «Корстон» нет, а между тем, по твердому убеждению юриста Ильнура Хамидуллина из села Усады Лаишевского района, он должен там быть на первом месте.

Фото: Михаил Захаров

– Согласно части 3 статьи 89 федерального закона «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» № 123-ФЗ от 22 июля 2008 года к эвакуационным выходам относятся те, которые ведут из помещений первого этажа наружу непосредственно, через коридор или вестибюль. А часть 7 той же статьи прямо предписывает, что «в проемах эвакуационных выходов запрещается устанавливать раздвижные и подъемно-опускные, вращающиеся двери, турникеты и другие предметы, препятствующие свободному проходу людей». В «Корстоне» же только одна из трех вращающихся дверей снабжена дублирующими распашными дверями по бокам.

Столь пристальное внимание к конструкции входных дверей в «Корстоне» Ильнура Хамидуллина объясняется просто. Летом прошлого года за помощью к нему как юристу обратились его односельчанин Илья Мелехин и казанец Айрат Закиров. Первый, выходя из «Корстона» со своей девушкой, заметил, что стеклянная вращающаяся дверь приближается к ним сзади слишком быстро и, опасаясь падения и увечий, выставил ногу назад. Встретившись с препятствием, стекло треснуло. Нанесенный ущерб администрация ГТРК оценила в 24,5 тысячи рублей, и суд с ней согласился.

Во втором случае Айрат Закиров, инвалид 1 группы по зрению, зашел в «Корстон» для того, чтобы снять деньги с карточки в банкомате. Внутрь, ощупывая тростью все возможные препятствия на пути, он попал благополучно. А вот на выходе вращающаяся дверь сильно ударила его по пятке, едва не сбив с ног.

В иске, с которым Мелехин и Закиров обратились в Советский районный суд Казани, а Хамидуллин выступал в качестве их представителя, они требовали взыскать с ГТРК «Корстон» 24,5 тысячи рублей за треснувшую стеклянную дверь, по 80 тысяч рублей за причиненный моральный вред, и оплатить судебные издержки. В иске было отказано, а апелляционная жалоба оставлена Верховным судом РТ без удовлетворения. С тех пор Ильнур Хамидуллин решил заняться вращающими дверями «Корстона» вплотную.

И вот уже больше года он стучится во все кабинеты. В конце сентября 2017 года он направил соответствующие обращения главе Минтрудсоцзащиты РТ, Роспотребнадзора по РТ и прокурору Татарстана. Все они в итоге были переправлены в Минстрой РТ, откуда пришел ответ за подписью и.о. начальника управления эксплуатации и реализации программ ЖКХ Рустама Хакимова. Ответ довольно странный. В одном месте чиновник пишет, что применение дверей на качающихся петлях и вращающихся дверей не допускается, а в другом – что разрешается. Ненамного более внятный ответ дал Минстрой России, хотя частично он повторяет текст части 7 статьи 89 123-ФЗ, на которую и ссылается юрист из села Усады Лаишевского района. Но даже сейчас, после трагедии в Кемерово, унесшей жизни 64 человек, Ильнура Хамидуллина никто не услышал.  

Фото: Михаил Захаров

Мы связались со старшим помощником прокурора Татарстана Русланом Галеевым и попросили его прокомментировать ситуацию с «Корстоном», который, по данным официального сайта Прокуратуры РТ, входит в число «уже проверенных либо находящихся в стадии проверки объектов».

– Скажите, так проверка соблюдения правил пожарной безопасности в «Корстоне» уже завершена или еще не до конца? – поинтересовался у него корреспондент «МК-Поволжье».

– На сегодняшний день я этой информацией не располагаю, – последовал ответ. – Вернее, располагаю, но мы пока ее не будем озвучивать до подведения итогов проверки Генеральной прокуратурой 16 апреля.

– Ну, а в случае, если будет обнаружено грубое нарушение Технического регламента о требованиях пожарной безопасности, об этом тоже будет сообщено только после подведения итогов проверки Генпрокуратурой?

– Они фиксируются, и если эти нарушения носят существенный характер, угрожающий жизни и здоровью людей, то тут вообще вопрос ставится о приостановлении деятельности в судебном порядке.

– Один из наших читателей уже не один месяц бьет тревогу по поводу того, что в «Корстоне» на двух эвакуационных выходах с первого этажа непосредственно наружу установлены вращающиеся двери, что прямо запрещено 123-ФЗ от 22 июля 2008 года. Но его никто не слышит.

– Если основной вход одновременно является эвакуационным, то, наверное, его претензии обоснованы. Эти вопросы в любом случае будут предметом проверки.




Партнеры