Районный музей остался без директора

Некультурная история в отделе культуры Верхнеуслонского района Татарстана

24.06.2018 в 23:06, просмотров: 2061

«Меня судили за то, что я деньги в кассу сдавала», – с такими словами и со своей историей к нам в редакцию обратилась теперь уже экс-директор Верхнеуслонского краеведческого музея Анжелика Решетова. Специалист с кипой благодарственных писем, медалями и 37-летним стажем работы, без единого выговора уволена по статье 81 п. 10 Трудового кодекса.

Районный музей остался без директора
Фото: Владимир Васильев

Статья 81 – «расторжение трудового договора по инициативе работодателя». Пункт 10 – «однократное грубое нарушение руководителем организации (филиала, представительства), его заместителями своих трудовых обязанностей».

29 ноября 2017-ого года Анжелику Решетову, как она говорит, поставили перед фактом: либо по собственному желанию, либо по статье. Но давление, и придирки, рассказывает она, начались раньше. Тогда еще директор краеведческого музея, она проходила свидетелем по делу, где одним из фигурантов была ее непосредственный руководитель начальник МКУ «Отдел культуры Верхнеуслонского муниципального района РТ» Марина Назарова.

Анжелика Решетова, экс-директор Верхнеуслонского краеведческого музея:

Я шла свидетелем по делу. Они там понаоткрывали несуществующих клубов, зачислили туда на работу мертвые души. А я должна была дать угодные им показания в следственном комитете. Все это происходит потому, что я дала не те показания. Мой сын работал у Назаровой водителем. Ему предлагали: «Вот возьми 400 тысяч, будто ты купил запчасти  к машине». И бумаги подписать надо. Да на эти деньги 4 такие машины можно купить, он на «Жигулях» работал. Он, конечно же, отказался. На перерасход бензина  как деньги списывали... Использовали эти деньги. Она из салонов не выходила. И я в своих показаниях много чего сказала. Тогда-то все и началось.

Следствие идет уже больше года, так как вина не доказана, Марина Юрьевна при должности. Анжелика Решетова и другие оставались у нее в подчинении. Говорят, в следственном управлении удивлялись, почему так неохотно люди показания дают, о своем начальстве ничего не знают, ничего не рассказывают.

Анжелика Решетова:

– Я там им прямо сказала: конечно, люди работают, а она, хоть и под следствием, ходит, как царица. Конечно, против них никто давать показания не будет. В районе работать негде, ту работу, что есть, никто потерять не хочет. В селах по одному клубу и библиотеке, и работники в подчинении у Назаровой. Как они будут давать показания? А я высказалась, и под меня начали копать.

Фото: Владимир Васильев

Бывший директор музея рассказывает, что найти пробел в ее работе смогли из-за платных услуг. На совещаниях им не раз говорили, что учреждения культуры должны зарабатывать деньги. А как заработаешь, когда в музее всего две экспозиции и те не меняются? Решетова по-своему пыталась их обновить, чтоб привлечь посетителей. Искала информацию, сотрудничала то с советом ветеранов, то с воинами-афганцами, то со своими коллегами из музейного дела. Но на одних билетах по 20 тысяч не заработаешь, говорит она, вот и пришлось воспользоваться положением о платных услугах. Согласно ему, можно сдавать  помещения для оказания услуг. В июле 2017 года она сделала первые продажи. Фойе на первом этаже, где экспонатов нет, директор музея сдает под ярмарку шуб. Все документально оформляет, сдает деньги в кассу.

Анжелика Решетова:

Я в июле сделала продажу, потом в августе, все было хорошо, никто мне ничего не говорил, всех все устраивало. Назарова присутствовала, когда под продажу шуб помещение мы сдавали. Если я что-то сделала не так, она могла сказать. Но вспомнили об этом почему-то в ноябре. Получается, что это специально делается. У них 26 июня суд. Возможно, их всех уберут, вот она и решила, что и меня убрать должны, мы с ней вместе в культуру приходили.

У Марины Назаровой на этот счет своя версия. К увольнению Решетовой она никакого отношения не имеет. На работу ее не принимала и увольнять не имеет права. В свое время ходатайствовала за нее.  Говорит, как специалист – историк, экскурсовод – Анжелика Решетова отличный работник. Вот она и предложила ее в качестве директора музея. Но на эту должность принимал  Решетову бывший глава, а уволил нынешний. Это решение исполнительного комитета. Есть материалы расследования, пяти судебных заседаний, из которых два прошли в Верховном суде республики. Есть решение трудовой инспекции, есть решение суда – и все не в ее пользу.

Фото: Владимир Васильев

Марина Назарова, начальник МКУ «Отдел культуры Верхнеуслонского муниципального района РТ»:

Каждый человек себя может оправдывать так, как он хочет. Прием и увольнение я не осуществляю, этим занимается исполнительный комитет. Ей удобно это объяснять тем, что она дала как будто не те показания. Они не имеют отношения к этому вопросу. Эти два дела никак не связаны. Причем здесь тот процесс, следствие не закончено и там все неоднозначно?.

Мы спросили у Марины Юрьевны, не мешает ли ее работе то, что она находится под следствием.

Марина Назарова:

Презумпцию невиновности еще никто не отменял. Решение еще не принято. Мы все, руководители, там проходим, и директор клубной системы. Я не буду вдаваться в подробности. Как это мы, находясь под следствием, продолжаем работать? Решение суда будет мы встанем и уйдем. Мне не стыдно ни за один день работы в культуре. Какое решение будет принято по нам, ее никак не касается.

Как же так вышло, что работник с таким стажем, опытом и заслугами оказалась уволена по статье? С этим вопросом мы обрались к руководителю исполнительного комитета Верхнеуслонского муниципального района Ленару Хакимзянову.

Ленар Хакимзянов:

Не каждому дано руководителем работать, требования меняются. Я ее пригласил и предложил ей работу, учитывая ее многолетний опыт. Она отличный историк, краевед, занимается любимым делом. Мы предложили снять с нее административные и финансовые функции. Она категорически отказалась от другой должности. Но так, как работала она с грубейшими нарушениями, работать нельзя. Грубейшие нарушения закона были. Запускала предпринимателей на сутки, с ночевкой в охраняемый объект, а плату брала за 5 часов аренды, остальное время никак документально не оформлялось. Деньги могла взять на руки, в бухгалтерию сдать через месяц.

Фото: Владимир Васильев

Анжелика Решетова:

– По положению, мы не должны деньги принимать, должен придти человек и эти деньги забрать, а  они, к примеру, не хотят в выходные дни работать. По бухгалтерскому обслуживанию прописано: оплата за услуги один раз в месяц, 25 числа. 200 рублей в час аренда. Если мне арендатор заплатит 26-го, я их уже сдать не могу, сдаю в следующем месяце 25-го.

Ленар Хакимзянов:

Я ей запретил вести подобную деятельность. А она снова за свое. Пишет письмо, что хочет организовать ремонт обуви. Мы ей ответили письмом. Категорически запретили проводить подобное в стенах музея. Но она все равно проводит это мероприятие.

Анжелика Решетова:

А как должны были люди обувь забрать? Бабушки и дедушки сдали обувь. Здесь никакого ремонта не велось. В фойе стоял столик, и принимали обувь, потом ее везли на фабрику, там ремонтировали и сюда снова привозили. И значит, мы прием обуви организовали, деньги я в кассу за аренду сдала. Люди ждут свою обувь, и когда надо организовать мероприятие, чтоб вернуть обувь людям, мне приходит письмо, что не разрешаем. Да еще и света в тот день не было, я это письмо не видела. Это заняло всего три часа. 600 рублей оплата арендного времени.

Ленар Хакимзянов:

Никто от нее не требовал никаких доходов . Мы ее снова пригласили, снова предложили вариант с другой должностью, но она категорически отказалась. Ничего не оставалось, как расстаться по статье. И то, что Решетова связывает это с другим делом, это неправильно. Я официально вам заявляю, дело не в персоналиях и эти два дела никак не взаимосвязаны. По Решетовой был суд и вынесено решение, мы и в Верховном суде ей предлагали пойти на мировую, она отказалась. По Назаровой будет принято решение судом. И если вина будет доказана, то виновные понесут ответственность. Я не хочу комментировать это дело, оно не закрыто, идет следствие.

Фото: Владимир Васильев

Теперь Анжелика Решетова ходит с еще одной кипой уже не благодарственных писем, а судебных решений, актов и прочих бумаг. Наняла адвоката и собирается подавать жалобу в кассационный суд. Говорит, не остановится и будет доказывать свою правду. Нужны ли району, что не вылезает из скандалов, подобные конфликты? Достаточно вспомнить историю с бывшим главой Александром Тимофеевым. Задержан при передаче взятки в размере двух миллионов рублей. Махинации с земельными участками в Верхнем Услоне разве что ленивый еще не обсуждал. Прокурорские проверки выявили «мертвые души» в клубной системе. Им начислили свыше 600 тысяч рублей. Возбуждено уголовное дело. А председатель Верхнеуслонского территориального совета воинов-афганцев 20 лет руководит организацией, и все на общественных началах. Говорит, что даже деньги на памятные доски еле-еле выбили.

Фото: Владимир Васильев

Сергей Плеханов, председатель Верхнеуслонского территориального совета воинов-афганцев:

Здесь земли раздают, мы тут живем, мы знаем как. Афганцы пишут заявления, просят выделить участок на строительство дома, еще никому не дали. Мы, когда памятник в Куралово ставили, долго землю под этот памятник оформить не могли. Сами все, на свои деньги, ребята скидывались, спонсоров искали на изготовление памятника. Доски памяти открывали, я несколько раз ходил к главе, просил, чтоб нам дали деньги, которые от президента пришли. Мне отвечали, мы не можем дать. Потом я сказал, что устрою скандал, буду обращаться во все СМИ и за два-три дня доски были оплачены.

И на этом фоне, где крутятся миллионы за земельные участки  и сотни тысяч  за «мертвые души», – Анжелика Решетова с ее максимум 15 тысячами ущерба. Там, где фигурируют крупные суммы, все пока при должности. А человек, кому до пенсии пару лет оставалось, теперь стоит на бирже труда наравне  с алкоголиками и осужденными. Ведь она уволена по статье, и предлагать хорошее место работы ей уже не будут.