«Зулейха открывает глаза» на сцене и на экране

Лето для автора нашумевшего романа выдалось жарким

30 июня 2016 в 20:08, просмотров: 2984

Накануне своего дня рождения, который Гузель Яхина отмечает 1 июня, она побывала в родной Казани на презентации татарского перевода книги. 6 июня писательница уже принимала участие в книжном фестивале «Красная площадь», 14 июня  в Москве состоялась презентация сборника «Все в саду», где издан новый рассказ Яхиной о Казани, 21 июня вместе она отправилась в Иркутск на литературные вечера... Улучив минутку в череде поездок и встреч с читателями, Гузель Яхина ответила на вопросы корреспондента «МК-Поволжье».

«Зулейха открывает глаза» на сцене и на экране
Фото: youtube.com

- Гузель, в одном только Татарстане количество критических публикаций о Вашем романе исчисляется десятками. Главные претензии соплеменников, все же, далеки от литературы и профессии сценариста. Они относятся в основном к описанию быта и нравов татар, исторической достоверности языческих элементов в жизни татарской мусульманской деревни.

- Мои  бабушка и дедушка родились и воспитывались в советское время, всю жизнь работали сельскими учителями, были атеистами. Но при этом в их доме очень строго исполнялись определенные ритуалы и обычаи, корни которых лежат в доисламском прошлом: дедушка, приходя домой, первым делом заглядывал в устье печи; наступать на порог не разрешалось; войдя в дом, нужно было сразу же пройти вглубь, не задерживаясь у порога, и так далее – видимо, именно так поступали в домах их родителей. Уже во взрослом возрасте, изучив научную литературу, я поняла, что означал тот или иной момент. Достаточно почитать работы этнографов - к примеру, Якова Коблова, монография «Мифология казанских татар» (1910 год) – чтобы увидеть, как сильны были народные верования даже сто лет назад, даже в просвещенной Казани.

- Вы предполагали, что земляки отреагируют на роман так негативно?

- Эмоциональная реакция объяснима. Я не ожидала никакой реакции, честно признаться, ни со знаком плюс, ни со знаком минус – я об этом не думала, когда писала. Мне просто хотелось, чтобы книгу читали, причем как можно больше людей, - то есть я думала и волновалась о читателе, а не о мнении коллег по цеху. Когда прошлым летом, после выхода романа, в социальных сетях мне вдруг стали писать самые разные люди, высказываться о прочитанном, делиться своими семейными историями, я поняла: «Зулейху» читают. Сегодня тираж русской книги шагнул за 60 тысяч экземпляров. Я благодарна всем, кто высказался о романе – даже если это были негативные рецензии. Высказывания породили дискуссию – это же здорово. Пусть читатели слушают разные мнения, а потом сами читают и делают собственные выводы.

- Зулейха – героиня одноименного романа Гаяза Исхаки. «Судьба татарки» – пьеса Галимзяна Ибрагимова, где героиня страдает от побоев мужа и злых козней свекрови. Те же ассоциации возникают в связи с первой частью Вашего романа. Имя героини – случайность?

- Нет, конечно. Имя пришло само, родилось вместе с образом, когда роман только еще начинал складываться в голове. Предвидя, что мою героиню могут сравнить с Зулейхой Гаяза Исхаки, я постаралась найти другое имя: честно изучила все доступные в открытых источниках татарские женские имена, и тюркского происхождения, и арабского. Перебрала десятки – но ни одно не подошло так, как Зулейха, поэтому решила оставить его. Ведь от имени героя зависит чрезвычайно много. Намерения вступать в дискуссию с уважаемым классиком не было.

- Что для Вас значит Казань?

- Я очень люблю Казань, приезжаю сюда довольно часто, каждая такая поездка - подпитывает. Весь исторический центр – мое любимое место для прогулок. Мне нравится, что город обновляется, развивается, меняется. Какую прекрасную набережную проложили - вдоль Казанки… Двух вещей мне не хватает в современной Казани – деревянного города (улицы Волкова, Свердлова, Айвазовского, Лесгафта, Достоевского – какие же там стояли раньше чудесные домики!) и Парка имени Горького (старого, каким мы помним еще со времен нашего пионерского детства). Про Парк Горького - Русскую Швейцарию, кстати, я недавно написала эссе, оно вышло в сборнике «Все в саду».

- Говоря откровенно, несколько обидно, что дебютный роман «Зулейха открывает глаза» увидел свет не на родине автора…

- Я счастлива, что роман вышел у легендарного издателя Елены Шубиной, для меня это было настоящим подарком. Теперь, спустя всего лишь год после выхода книги, появился татарский перевод – и вышел он в уважаемом «Татарском книжном издательстве», книги которого сопровождали меня с детства. Это еще один подарок. Москва для меня давно уже перестала быть чужим городом: я здесь живу восемнадцать лет, здесь мой дом, семья, ребенок. На самом деле мы с семьей живем на три города: часто ездим в Казань к моим родителям и в Петербург – к родителям мужа. Дочка моя (ей двенадцать лет) грозится, что учиться будет в Казанском университете, а жить и работать – в Казани.

- Не так давно стало известно, что по роману пишется сценарий, и в главной роли мы можем увидеть еще одну знаменитую татарку – Чулпан Хаматову. Приоткройте завесу тайны?

-  Нас с Чулпан пригласили на проект «Открытые диалоги» в библиотеке имени Маяковского в Петербурге – обсудить роман «Зулейха открывает глаза». Я согласилась с радостью: уже во время написания сценария (а изначально история про раскулаченную Зулейху была написана как учебный сценарий в Московской школе кино) в главной роли я представляла себе только Чулпан – хрупкую, нежную, очень искреннюю и  чистую. На этих «Диалогах», за пять минут до прямого эфира, мы с Чулпан и познакомились. Во время нашего разговора я рассказала о том, что права на экранизацию книги передала каналу «Россия». Речь идет о восьми серийном фильме. Я отказалась сама писать сценарий, так как мне было бы сложно резать свою историю и загонять ее в жесткие сценарные рамки. Конечно, я поделилась с каналом своими сценарными наработками, если захотят – используют. К примеру, в моем сценарии был еще достаточно большой кусок современной истории – завершение линии Юзуфа: как он, уже совсем стариком, возвращается в Семрук, в места своего детства. Канал все еще не решил, кто будет снимать фильм. От режиссера зависит и выбор актеров. Конечно, я была бы счастлива, если бы Зулейху сыграла Чулпан. Об остальных деталях говорить еще рано – проект на самой начальной стадии.

- В одном из интервью Вы сказали, что работаете над сценарием исторического сериала, и это дается Вам труднее «Зулейхи…». Почему?

- Да, прошлым летом я работала над сценарием одного исторического восьмисерийного фильма, но проект закрылся. Так бывает, в кино и на телевидении ситуация часто меняется. Я даже этому рада - работа на заказ давалась мне сложнее, чем разработка собственной истории. В кино привлекает возможность рассказывать историю образами, мне это близко. В литературе – свобода творчества, независимость от мнения рабочей группы (продюсеров, режиссеров…) и требований производства. 

1 и 2 июля 2016 года роман о хрупкой татарке оживет и на сцене Московского художественного театра. Зулейха возвращается домой после ссылки, приходит на могилы к дочерям и вспоминает о том, что с нею было. В таком ключе режиссёр Искандер Сакаев представит эскиз в рамках мини-фестиваля-лаборатории «Опыты под конец сезона».  А 4 июля Гузель Яхина в стенах МХТ им. Чехова встретится с читателями и зрителями.




Партнеры