Праздник на нарах. Зачем Раиса Сулейманова арестовали на Новый год?

Историк Александр Овчинников связал арест с аульной мифологией

31 декабря 2015 в 18:09, просмотров: 4750

В Казани 30 декабря 2015 г. был осужден на 7 суток административного ареста Раис Равкатович Сулейманов – ученый, общественный деятель, публицист, непримиримый оппонент татарстанской власти. Уже на следующий день с него сняли наручники, но одну ночь «общественник» все же провел за решеткой. 

Праздник на нарах. Зачем Раиса Сулейманова арестовали на Новый год?

С политической точки зрения арест Сулейманова можно расценивать как ошибку Казанского Кремля. Раис работал на Москву, он совершенно верно отмечал, что татарстанская элита недовольна ухудшением российско-турецких отношений и что у местных чиновников по этому вопросу особая, не совсем патриотичная, точка зрения. Но заранее спланированный (явно не федералами) арест и последовавшая за этим шумиха в СМИ могут создать Татарстану на общероссийском уровне имидж «региона-предателя», «пятой колонны». В смутные 90-е «особая позиция» по Чечне была прощена, но сегодня времена иные, и этот неуклюжий политический ход для Казани может иметь далеко идущие последствия. Если все это затеяли в Казанском Кремле, то, похоже,  чиновники испортили Новый Год не только Сулейманову, но и себе.

Почерк Казанского Кремля чувствуется. Чтобы понять ход мысли его «серых кардиналов», необходимо учитывать, что нынешние руководители Татарстана в большинстве своём – выходцы из села (по выражению известного политолога М. Фарукшина, «аульная аристократия»), а село – это, в том числе, и особое эмоционально-мифическое мировоззрение. Ученые знают, что для мифа характерна бинарность, проще говоря, «плюс» легко переходит в «минус» и наоборот. Раис Сулейманов позиционирует себя борцом с исламским радикализмом – значит, чтобы его «уничтожить» как политика и исследователя, нужно его самого объявить чуть ли не ваххабитом (формальная причина ареста – демонстрация на личной странице «ВКонтакте» атрибутики запрещенных в России мусульманских террористических организаций). Логики здесь нет, что и характеризует миф (…пища для размышлений о том, кто нами управляет). Село – это и своеобразная праздничная культура. Пир, застолье очень важны для селянина, на этих «мероприятиях» принимаются все важные решения. И ситуация, когда высшие татарстанские чиновники сидят за обильно накрытым новогодним столом, в почете и уважении, а Раис мог бы остаться на нарах в изоляторе с сомнительными соседями, рассматривается как абсолютная политическая победа. Сулейманов, по их представлениям, оказывается в самом низу иерархии.

В праздник человек находится в кругу близких, чувствует социальную опору. Раис же в канун Нового Года остался один, арестовывали его в пустом зале Приволжского районного суда, когда даже его сотрудники были больше озабочены грядущим застольем, чем судьбой обвиняемого. Это должно было вызвать у Сулейманова чувство беспомощности и ненужности.

 В деревне очень не любят отступников, тех, кто нарушает неписанные правила (не всегда совпадающие с законами), и показная расправа над такими всегда служит уроком для других. Арест Раиса – предупреждение всем живущим в Татарстане, особенно интеллигенции: «Москва Москвой, а кто здесь хозяева – не забывайте».

Сулейманову в сложившейся ситуации главное – не сломаться психологически, продолжать общественную деятельность. Лично я с ним во многом не согласен, по ряду важных вопросов мы оппоненты, но за несколько последних лет в затхлой атмосфере полуфеодального корпоративного Татарстана Раис стал ярким и уникальным явлением, не считаться с которым уже нельзя. Поэтому я считаю своим долгом пожелать Раису Сулейманову всего самого наилучшего и выразить этому человеку своё уважение. 



Партнеры