Споры о тафсире: глава ДУМ России в попытке подчинить умму ищет сектантов в Татарстане

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в письме Президенту РТ Рустаму Минниханову обвинил лидера мусульман Татарстана Камиля хазрата Самигуллина в раскольничестве и сектантстве.

Камиль Самигуллин выдвигается в муфтии Татарстана на третий срок, и письмо Гайнутдин написал накануне съезда ДУМ РТ. С чем связано недовольство московского шейха, разбирался корреспондент «МК-Казань».

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в письме Президенту РТ Рустаму Минниханову обвинил лидера мусульман Татарстана Камиля хазрата Самигуллина в раскольничестве и сектантстве.
Равиль Гайнутдин и Камиль Самигуллин

Попытка подчинить приходы

«Поводом для моего обращения к Вам является последний скандал, разразившийся вокруг тафсира — толкования Священного Корана, изданного на татарском языке под руководством председателя Духовного управления мусульман Республики Татарстан. Ни у кого из серьезных ученых и экспертов нет сомнений в том, что ошибка доктринального характера, вокруг которой возникли ожесточенные споры в мусульманской среде, была преднамеренной. Без сомнения, трактовка исламских положений, представленная в данном тафсире, есть не что иное, как грубая попытка внедрить в татароязычное духовное пространство учение маргинальной турецкой секты Исмаил-ага, к числу приверженцев которой принадлежит нынешний муфтий Татарстана», — написал в своем в обращении Гайнутдин.

Речь в письме идет об изданной ДУМ РТ книге «Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә», некоторые строки которой показались шейху сомнительными. Толкования священных книг на то и толкования, что богословы предлагают свою трактовку и видение. Эта практика существует во всех религиях мира, к тому же все издания ДУМ РТ проходят тщательную религиоведческую экспертизу.

Книга «Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә» открыто продается в московских приходах, находящихся в ведении ДУМ РФ, поэтому очень сомнительно, что именно этот труд стал истинной причиной недовольства Равиля шейха Гайнутдина. Тогда в чем же причина?

Духовное управление мусульман РФ не в первый раз становится источником напряженности в российской умме мусульман. Летом 2020 года из структуры ДУМ РФ со скандалом вышел муфтият Ивановской области. Свое решение муфтий Ивановской области 72-летний Фярит Ляпин объяснил тем, что ДУМ РФ взял курс на жесткую централизацию: требует полного подчинения приходов, фактически не участвуя в их развитии.

«Наши культурно-образовательные учреждения не относятся к ДУМ РФ, они входят в систему государственного образования. Финансирование наших проектов, выезды за границу, развитие мусульманского образования в регионе и другие вопросы мы решаем своими силами — без участия ДУМ РФ. Мы самостоятельно заключили соглашения о сотрудничестве с ДУМ Татарстана, Пензенской области, Мордовии», — рассказывал позже Ляпин журналистам.

Казалось бы, демарш ивановского муфтия должен был дать руководству ДУМ РФ повод задуматься по поводу выбранного курса. Однако в сентябре 2020 года на заседании в Московской соборной мечети пленум ЦРО ДУМ РФ под председательством Гайнутдина принял ряд решений о дальнейшей централизации. Региональные муфтияты лишили автономии и фактически перевели в разряд мухтасибатов, отобрав у них право самостоятельно распоряжаться своей недвижимостью, которая должна перейти в собственность ДУМ РФ. Речь о зданиях мечетей, медресе, магазинов, земельных участков. По мнению экспертов, идеологом указанных преобразований является первый заместитель председателя ДУМ РФ, председатель ДУМ Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ректор Московского исламского института Дамир Мухетдинов.

Какое отношение к московским событиям имеет Татарстан? Муфтий республики Камиль хазрат Самигулин не раз высказывался против централизации мусульманских общин и поддерживал заложенный в исламе принцип коллегиального приятия решений. Он одним из первых опубликовал новость о выходе ивановского муфтията из состава ДУМ РФ, чем навлек на себя обвинения Гайнутдина в пособничестве расколу.

Любопытно, что в ответ обвинения в сектантстве муфтий РТ пожелал Равилю Гайнутдину здоровья и хорошего Рамазана. «Равиля хазрата возмутил не сам текст перевода Корана, а сноска к одному из аятов. К слову сказать, подготовка тафсира велась публично. Проводились рабочие презентации, в том числе и в постпредстве Татарстана в Москве, где участвовали и представители ДУМ РФ. Так вот, замечаний и предложений от них не поступало. И хвала Аллаху, канонических ошибок в тексте перевода нет. Свои положительные заключения к изданию дали такие муфтии, как Альбир хазрат Крганов, Нафигулла хазрат Аширов, Валиахмат хазрат Гаязов, ДУМ Ставропольского края и Крыма и другие», — прокомментировал Камиль хазрат Самигулин.

Борьба за финансовые потоки

Отношения между Духовным управлением мусульман Татарстана и ДУМ РФуже давно нельзя называть безоблачными. Равиль Гайнутдин очень ревностно относился к инициативам Татарстана по возрождению древнего Болгара и позиционированию его как одной из ключевых точек принятия ислама в России. По этой причине московский шейх часто игнорировал религиозные мероприятия в Татарстане, что послужило причиной выхода ДУМ РТ из состава Совета муфтиев России в 2011 году. Решение было принято в те времена, когда общиной мусульман республики руководил Ильдус Фаизов.

Комментируя обращение муфтия РФ к Президенту Татарстана, Ильдус Фаизов назвал его некорректным и неэтичным. «Неправильно, когда одно духовное управление публично предъявляет претензии муфтию другого духовного управления, а тем более обвинение в сектантстве, которое должно быть обосновано. К тому же это неблагородно с религиозной точки зрения — голословно обвинять духовное управление, которое зарегистрировано, признано региональными властями и по всей России, работает под контролем мусульман и государства», — выразил мнение Фаизов.

Он подчеркнул, что ДУМ России не вправе выступать от всех духовных управлений мусульман страны. «Советы улемов или муфтии этих двух равноправных организаций должны были вместе встретиться и обсудить спорные моменты, а не выносить разногласия на всеобщее обозрение. Это идет наперекор принципам ислама», — уверен бывший муфтий.

Очередным раздражителем для московского шейха стал проект строительства в Татарстане Болгарской исламской академии — высшего учебного заведения мусульман. Глава ДУМ РФ даже присмотрел земельный участок в Москве для строительства мусульманского вуза, но власти России посчитали, что для такого проекта лучше подходит территория с мусульманским населением, тем более если она исторически связана с распространением ислама в России.

Болгарская исламская академия

Официально учредителями Болгарской исламской академии выступили ДУМ Татарстана, Центральное духовное управление мусульман России под руководством Талгата Таджутдина и ДУМ РФ. При этом финансовую часть в основном взял на себя Татарстан, а привлечению ученых-богословов способствовал ЦДУМ РФ. Московский шейх показательно дистанцировался от проекта. Его раздражение понятно: строительство ведущего мусульманского вуза в Москве сулило ему не только имиджевые, но и финансовые выгоды. Ведь строительство академии поддержали крупнейшие меценаты России, входящие в список Forbes.

Раздражение Равиля Гайнутдина могло вызвать также назначение на должность ректора Болгарской исламской академии доктора политических наук, профессора и богослова Рафика Мухаметшина, который ранее возглавлял Российский исламский институт.

Рафик Мухаметшин

Дело в том, что Мухаметшин одновременно занимает пост председателя Совета по исламскому образованию России, и должность эта очень серьезная.

Не секрет, что в России действует Фонд поддержки исламской культуры, науки и образования, который выделяет крупные суммы денег образовательным учреждениям страны. Так вот, средства распределяются на заседаниях Совета по исламскому образованию России. Не случайно Совет муфтиев России с самого начала пытался усложнить работу Рафику Мухаметшину и сместить его с должности. В частности, после избрания ему не были переданы учредительные документы Совета, заблокирован доступ к банковскому счету организации, писались жалобы в Минюст РФ и налоговые органы…

Должность руководителя Совета по исламскому образованию России выборная, и Совет муфтиев России не раз пытался выдвинуть в руководство свою кандидатуру, а именно ректора Московского исламского института Дамира Мухетдинова. Того самого инициатора централизации ДУМ РФ. Однако кандидатуру Мухетдинова не поддержали представители большинства религиозных образовательных организаций России, в первую очередь из республик Северного Кавказа.

Убедившись, что одними только интригами и жалобами сместить с поста Рафика Мухаметшина не получится, муфтий России Равиль Гайнутдин написал письмо руководству Татарстана, в котором обозначил «однозначную позицию по возвращению Совета по исламскому образованию его изначальному учредителю и основателю — Духовному управлению мусульман РФ». Реакция на это письмо со стороны властей корреспонденту «МК-Казань» неизвестна.

Комментируя общение муфтия РФ к Президенту Татарстана о «сектантах» в республике, Рафик Мухаметшин выразил мнение, что попытка вывести богословский вопрос в политическое пространство не совсем уместна. По его словам, вопросы толкования Корана должны обсуждаться священнослужителями, а не руководителями республик. «Может ли это быть попыткой раздела сфер влияния? Они уже распределены, я не вижу здесь чего-то подобного. Это философский, богословский вопрос, и его надо обсуждать на этом уровне — собираться на конференциях и так далее», — сказал он.

Пытаясь взять под контроль финансовые потоки мусульманской уммы и выстраивая вертикаль власти, Равиль Гайнутдин, возможно, пытается подражать руководителю Русской православной церкви. Но структуры управления мусульманской и христианской общинами России сильно отличаются друг от друга. Если в РПЦ изначально была выстроена жесткая вертикаль, то в мусульманской умме решения принимаются коллегиально. В России около 90 муфтиятов, из них наиболее крупные — Координационный центр мусульман Северного Кавказа (2,5 тыс. приходов), Духовное управление мусульман Татарстана (1,5 тыс. приходов), Центральное духовное управление мусульман России (1,2 тыс. приходов) и Духовное управление мусульман Башкортостана (400 приходов). Далее по значимости следуют Духовное управление мусульман РФ и Духовное собрание мусульман России, каждое из которых контролирует только по 350 приходов. Как говорится, почувствуйте разницу.

Письмо Равиля Гайнутдина к Президенту Татарстана осудил и председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла хазрат Аширов. «Известно, что у отдельных духовных управлений мусульман, коих в России около восьми десятков, существует какая-то ревность, заявка на некую свою исключительность, на верховенство, хотя в Федеральном законе «О свободе совести и религиозных объединениях» нет никакого предпочтения одних над другими. А факт регистрации того или иного духовного управления при Минюсте свидетельствует всего лишь о том, что оно официально включено в государственный реестр и учтено, и это не значит, что какое-то духовное управление выше по статусу, чем другое», — отметил Аширов.

Он подчеркнул, что обвинения муфтия РТ в сектантстве необоснованны.

«Честно говоря, я бы постеснялся обвинять его в том, что он плохо знает религию, особенно со стороны тех, кто вообще не обучался в исламских вузах, ограничившись обучением в местных медресе для имам-хатыбов. Хотя сам я учился в исламском вузе в Алжире, а до этого получил полное семилетнее образование в Бухарском духовном медресе «Мир-Араб», но я считаю, что Камиль хазрат Самигуллин, по крайней мере среди татарских мусульманских деятелей, имеет, наверное, наиболее высокое образование». Он является хафизом Корана — знает наизусть весь Досточтимый Коран, более того, знает его в нескольких традициях чтения. Среди российских муфтиев таких знатоков, наверное, нет», — заключил председатель Духовного управления мусульман Азиатской части России.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру