Пострадавшие вкладчики «Центра микрофинансирования» ищут свои кровные в «Автоградбанке»

Инвесторы уверены, что их деньги учредитель компании перевел на своих родственников

15.07.2018 в 12:34, просмотров: 2129

В Татарстане не утихают страсти вокруг обанкротившейся управляющей компании «Центр микрофинансирования» (УКЦМ), учредителем которой выступил Павел Сигал. С 2004 по 2010 годы фирма привлекала деньги инвесторов обещаниями доходности в размере 18% годовых. Со временем УКЦМ перестала выплачивать проценты вкладчикам и обанкротилась. Инвесторы по-прежнему считают, что крах компании произошел из-за действий Сигала, и продолжают искать доказательства его вины.

Пострадавшие вкладчики «Центра микрофинансирования» ищут свои кровные в «Автоградбанке»
Фото: Владимир Васильев

Согласно исследованиям рейтингового агентства «Эксперт РА», Татарстан является едва ли не единственным регионом России, где в прошлом году ни одна микрофинансовая организация (МФО) не была исключена из реестра ЦБ. Более того, количество МФО за 2017 год возросло в регионе с 45 до 50. Эту ситуацию без преувеличения можно назвать уникальной, потому что за последние два года госреестр покинули 2,7 тыс. компаний. Но были в истории Татарстана случаи, когда микрофинансовые организации все же уходили с рынка, причем некоторые — довольно громко. Резонансным оказалось банкротство управляющей компании «Центр микрофинансирования», учредителем которой являлся Павел Сигал. Тогда потерпевшими были признаны 549 человек.

Фото: Арина Телешева

Ужасы нашего городка

Как сообщил в беседе с «МК-Поволжье» один из пострадавших в результате банкротства УКЦМ Игорь Куркульский, в период с 2004 по 2010 годы вкладчики несли свои сбережения в эту организацию на основании массированной рекламы и обещаний высокой доходности в 18% годовых, превышавшей в то время банковские ставки по депозитам в 2,4 раза.

— Скопились огромные средства вкладчиков-инвесторов. Но предчувствия беды не было, поскольку компания своевременно выплачивала проценты. Тогда никто из нас и не подозревал о том, что что Павел Сигал и его подручные разработали мошенническую схему для присвоения денег, переданных инвесторами в УКЦМ по договорам займа. В 2014 году была инициирована законная процедура банкротства. По жалобам вкладчиков ГСУ МВД по РТ в 2015 году все же возбудило уголовное дело в отношении неустановленного лица. Однако следователь под надуманным предлогом его прекратил. По его словам, поиском этих «неустановленных лиц», похитивших имущество УКЦМ в сумме почти 2 млрд рублей, должны заниматься сами потерпевшие вкладчики. В Вахитовском райсуде Казани пострадавшие дважды пытались добиться отмены решения о прекращении уголовного дела. В обоих случаях последовал отказ, — сообщил Игорь Куркульский.

Сам первый вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», учредитель и президент УКЦМ Павел Сигал на момент банкротства УКЦМ находился в московском следственном изоляторе «Матросская тишина». Ему инкриминировали мошенничество с материнским капиталом на более чем 10 млрд рублей. При этом сам предприниматель считает, что дело против него было сфабриковано.

— Уже после ареста Павла Сигала выяснилось, что он взял для своих целей и нужд под минимальные 10% годовых почти один миллиард рублей со сроком погашения в 2020 году, — рассказал Игорь Куркульский.

Инвестор УКЦМ напомнил, что процедура банкротства началась с подачи заявления в Арбитражный суд Татарстана некой Альфинур Сахибуллиной. «Никто из кредиторов ее не видел и не знает. На собраниях кредиторов она не присутствовала. Мы не утверждаем, но возникает мысль, что это было звеном мошеннической схемы лишения нас наших денег», — добавил потерпевший.

Игорь Куркульский считает, что УКЦМ нельзя рассматривать обособленно, организация является неотъемлемой частью группы компаний, подконтрольной Сигалу.

— Все активы группы (региональные центры микрофинансирования, ЗАО «Автоградбанк», недвижимость ЗАО «Альтон», паевые инвестиционные фонды и другие) так или иначе связаны с УКЦМ. Управляющая компания выполняла фактически только расчетные функции. А прибыль и активы распределялись между всеми компаниями группы и их учредителями. Поэтому банкротство УКЦМ, которая участвовала в формировании активов всей группы компаний, выгодно Сигалу и не в интересах инвесторов, так как другие компании группы формально не отвечают по обязательствам УКЦМ, а их активы остались под контролем Сигала. Кроме того, учредителями (или их доверенными лицами), бывшими и действующими сотрудниками компаний, созданы параллельные структуры, выведены или перераспределены некоторые активы, — считает инвестор УКЦМ.

Фото: Владимир Васильев

Где деньги?

«МК-Поволжье» обратился к первому вице-президенту общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», учредителю и президенту УКЦМ, председателю совета директоров «Автоградбанка» Павлу Сигалу с просьбой прояснить сегодняшнюю ситуацию вокруг банкротства организации.

— Павел Абрамович, как вы считаете, где могут находиться те сотни миллионов рублей, которые расхищались в УКЦМ так называемыми «неустановленными лицами»?

— Я не беру ту часть средств, которая, пока я находился в изоляторе, активно разворовывалась, — сотни миллионов рублей. Но компания управляла миллиардами. У нее было 100 тысяч заемщиков в 320 городах России. Соответственно, все эти средства сейчас рассредоточены по разным регионам. Для того, чтобы их собрать, нужны колоссальные усилия. Деньги будут аккумулироваться, и как только завершится арбитражное производство, настанет черед их персонального распределения.

— Думали ли вы о том, чем помочь тем многочисленным инвесторам, которые пострадали в результате банкротства УКЦМ?

— Назвать УКЦМ финансовой пирамидой не поворачивается язык, ведь она просуществовала 16 лет. Потом против меня сфабриковали дело. Его организатор — крупный функционер МВД России господин Сугробов — получил внушительный тюремный срок. Мое дело — один из эпизодов уголовного дела в отношении этого генерала. Когда я вышел из следственного изолятора, уже было объявлено банкротство организации. Компания с разветвленной сетью филиалов буквально разваливалась на куски, активно разворовывалась, растаскивалась. Спасти ее уже было невозможно. Активов у компании формально очень много — на несколько миллиардов рублей. Но этим сейчас занимается конкурсный управляющий. Проводятся определенные процедуры, идут суды. Удалось выявить трех высокопоставленных сотрудников УКЦМ, которые после моего ареста активно разворовывали организацию. Доказаны эпизоды на десятки миллионов рублей. В УКЦМ их было намного больше, просто остальное не доказано. Пока меня не было, и компания худо-бедно работала — возврат средств шел. Половину инвестиций удалось вернуть. Сейчас идет процедура банкротства. Надо просто ждать. Сбором тех осколков, которые остались, занимается арбитражный управляющий. Я как физическое лицо уже ничего сделать не могу.

— Были ли у вас надежды на восстановление бизнеса после того, как вы вышли из следственного изолятора?

— Напомню, что арестован был не только я, но и 20 топ-менеджеров компании. Все руководство сидело в тюрьме. Это было сделано для того, чтобы растащить организацию. Физически ничего сделать было нельзя. У меня оставались определенные надежды на восстановления бизнеса, но другого, параллельного. В мой холдинг входили и микрофинансовые, и страховые компании, и НПФ, и управляющие компании. Единственное, что осталось — это банк. Его я пытаюсь сохранить и развивать. Любой банк сейчас находится под пристальным контролем регулятора. Мы ежедневно отсылаем в ЦБ полную информацию о своей деятельности: какие кредиты, кому, в какие сроки. Если даже захочешь — не украдешь, — резюмировал первый вице-президент «Опоры России».

Фото: Олег Иванов

Потерпевшие объединились в профсоюз

Дело о банкротстве УКЦМ длится уже 4 года. Некоторые инвесторы в конце концов решили объединиться в профсоюз для защиты своих интересов и обратились к председателю Татарского территориального союза Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ Сергею Ромадановскому. В конце мая он написал письмо премьер-министру Татарстана Алексею Песошину, а в начале июня — Рустаму Минниханову, в котором рассказал о судьбе вкладчиков УКЦМ.

Профсоюзный лидер, обращаясь к главе республики, просил взять на контроль и проверить «вопиющие факты нарушения законодательства Павлом Абрамовичем Сигалом в связи с задолженностью УКЦМ перед кредиторами в размере 577,3 млн рублей».

— Как основной акционер «Автоградбанка» Павел Сигал способствовал заключению невыгодных сделок для АО «Автоградбанк» через заведомо ложные кредиты, без залогов и поручительства оформлял на своих близких родственников квартиры, машины, дома, помещения, акции, счета в банках, которые в принципе не могут доказать происхождение денежных средств. Сигал принципиально не собирается рассчитываться по обязательствам УКЦМ в размере 577 млн рублей. Судами установлено, что денежные средства в размере 969,85 млн рублей совладелец УКЦМ Павел Сигал перечислял на личные счета в «Металлинвестбанк» и «Анкор-банк». Также судами установлено, что сумма в 1,98 млрд рублей ушла на неустановленное лицо, —утверждает профсоюзный лидер.

Сергей Ромадановский в письме Рустаму Минниханову обратил внимание на тот факт, что пакет активов в УКЦМ был на три миллиарда рублей, а кредитный портфель АО «Автоградбанк» сегодня составляет 4 млрд рублей.

— Сам Павел Сигал ранее заявлял, что владеет 85% акций АО «Автоградбанк». Но в реальности все ценные бумаги сосредоточены в руках жены, родственников. Павел Сигал ничем не владеет, но управляет. При этом он подчеркивает, что у него остался только банк, а остальные осколки империи растащили. Так, например, НПФ «Право» достался за бесценок некоему Александру Блинову, который вместе со своим подельником Сергеем Шахманом обвиняется в «афере века» — разграблении пяти пенсионных фондов. Однако это не мешает компании Шахмана — ООО «РБС Консалтинг» — постоянно и планомерно, раз за разом банкротить компании своего «возможного партнера» Павла Сигала с одним и тем же конкурсным управляющим Герасимовым (вся информация — на сайте Арбитражного суда Татарстана). Полагаю, что ООО «РБС Консалтинг» вместе с управляющим Герасимовым будет банкротить следующую «финансовую пирамиду» Павла Сигала — ООО «Акция-Займ» (Казань) под руководством судимого за коррупцию бывшего милиционера Андрея Васильковского. Точно по такой же схеме был обанкрочен центр микрофинансирования «Займ» (Нижний Новгород). По поводу Павла Сигала и его схем, в которых пропадают деньги вкладчиков-инвесторов и пенсионеров, мне все ясно. Непонятно только одно: почему нет никакой реакции со стороны властей и правоохранительных органов, — сказал Сергей Ромадановский. 

Фото: Владимир Васильев

В этой запутанной истории с сотнями пострадавших вкладчиков и растворившимися в воздухе миллиардами рублей точка будет поставлена еще не скоро. Кредиторы хотят одного — возврата своих денег, они готовы и дальше бороться. «МК-Поволжье» будет следить за развитием событий.