Переработка отходов и МСЗ — звенья одной цепи

Необходим комплексный подход к решению проблемы отходов

28.06.2018 в 13:23, просмотров: 1338

Сегодня в поселке Осиново должны состояться общественные слушания по проектной документации мусоросжигательного завода и материалам оценки его воздействия на окружающую среду (ОВОС). Горожане, безусловно, будут задавать представителям инвестора и экспертам немало острых вопросов. В преддверии слушаний «МК-Поволжье» обсудил некоторые из наиболее волнующих людей тем с ученым-экологом.

Переработка отходов и МСЗ — звенья одной цепи
Фото: Олег Иванов

Как известно, в споре рождается истина. Те вопросы, которые беспокоят большое количество людей, обязательно должны обсуждаться открыто, с изучением разных точек зрения. Активисты общественного движения «Против МСЗ. За раздельный сбор и переработку отходов» призывают казанцев и жителей поселка Осиново оставить все дела и обязательно прийти на сегодняшние слушания по МСЗ. Хочется верить, что диалог между ними и представителями инвестора все же состоится. К дискуссии по проблеме обращения с отходами подключилась и завкафедрой экологического мониторинга и прогнозирования Российского университета дружбы народов (РУДН), кандидат химических наук Марианна Харламова. Сегодня она выступила в качестве эксперта «МК-Поволжье».

«Лучше быть худшими среди лучших»

— Марианна Дмитриевна, в конце мая в Казани на митинге против строительства МСЗ выступала участник инициативной группы «Волга и народ против», экоактивист Юлия Файзрахманова. «Почти год назад я задала вопрос руководителю организации «Ноль отходов» в Европе: «Какой опыт мы можем использовать в нашей практике борьбы с отходами?». Он ответил, что в нашей ситуации лучше изучать опыт не самых богатых европейских городов, таких, как Парма. Там используется раздельный сбор и результаты впечатляют. Не стоит, по его словам, обращать внимание на опыт Швеции, Швейцарии, Австрии – очень богатых стран. Если мы все же пойдем по их пути, то МСЗ можно будет сравнить с дорогим автомобилем «Феррари» в условиях бездорожья и несоблюдения ПДД, – рассказала Юлия Файзрахманова. Активист обратила внимание, что на Филиппинах, в Бразилии и тех странах, которые сопоставимы с Россией по уровню доходов населения, МСЗ сталкиваются с большими проблемами. А какова ваша точка зрения: опыт каких стран в сфере обращения с отходами больше всего подходит России и почему?

— Я не думаю, что логика «нам не нужно гнаться за развитыми странами» является правильной. Лучше быть худшими среди лучших, чем наоборот. Уровень развития нашей экономики вполне позволяет нам «быть на уровне», использовать опыт самых передовых стран, например, Японии. В противном случае в соответствии с логикой «зеленых защитников» нам следует использовать опыт развивающихся стран, продолжать практику строительства санитарных полигонов и, в лучшем случае, утилизации свалочного газа.

Фото: Владимир Васильев

Сортировка со знаком вопроса

— Общественники в качестве альтернативы МСЗ предлагают внедрять раздельный сбор отходов, сортировку и переработку. Насколько реально в российских условиях обойтись без МСЗ и использовать то, что предлагают активисты? Вы, безусловно, изучали ситуацию с отходами в Татарстане. Из уст чиновников мы нередко слышим о том, что альтернативы МСЗ в республике нет. Действительно ли это так, с вашей точки зрения, и почему? Существуют ли в России уже испытанные технологии — альтернативы МСЗ?

— Я считаю, что нельзя отказываться от сортировки тех фракций, которые могут быть достаточно легко отсортированы и утилизированы, например, металлов, стекла, ПЭТФ-упаковки, полипропилена и полиэтилена. В первую очередь, необходимо разделить два основных потока — влажные (пищевые) отходы и сухие (все остальные), тогда вопрос сортировки утильных фракций будет решаться значительно проще и дешевле. Вопрос с остальными пластиками, особенно с пленкой и полистирольной упаковкой, остается пока открытым. Открытым остается также вопрос с опасными бытовыми отходами: батарейками, ртутными лампами и т. д. В этом случае должен начать работать механизм экономической ответственности производителя. На самом деле, вариантов решения проблемы немало. Например, в Тольятти уже много лет функционирует и успешно развивается многопрофильная переработка отходов на ОАО «ПОВТОР». Стоит также изучить практику Тверского мусороперерабатывающего завода. Как показывает опыт, регион сам выбирает свой путь — какой переработкой, а следовательно, каким сбором и сортировкой выгодно заниматься. Как правило, это связано с наличием производственных мощностей и потребностями субъекта Федерации. Например, сейчас вы практически не увидите на полигоне, в урнах или мусорных контейнерах пластиковых бутылок, алюминиевых банок. Их очень тщательно «выбирают» разными способами. Во многих регионах начали организовываться пункты по сбору вторичного сырья. В любом случае, нельзя говорить об альтернативе МСЗ, говорить нужно о системе комплексного управлении отходами, которая зависит от многих факторов. Не существует и не может существовать универсального варианта решения проблемы.

Фото: Олег Иванов

Задача властей — организовать эффективную систему сбора мусора

— В апреле этого года были опубликованы документы по проекту МСЗ в подмосковном Наро-Фоминске. Противники строительства предприятия внимательно изучили их. «И если мы пересчитаем вредные выбросы на мощность нашего завода, то получим, что он будет ежегодно выбрасывать 142 кг ртути, 139 кг кадмия, 597 кг свинца, 642 кг хрома, 252 кг цинка. Я перечислила вещества только первого класса опасности», – огласила результаты исследований на очередном митинге против строительства МСЗ активист Вера Керпель. Сами по себе эти цифры обычному человеку не говорят ничего. Много это или мало? Насколько это безопасно для людей и природы? Каковы реальные данные по выбросам на будущем МСЗ в Казани, есть ли в них реальная угроза и почему?

— Все перечисленные выбросы могут образовываться в том случае, если будут сжигаться несортированные отходы, содержащие опасные компоненты, о которых я уже говорила. Если законодательно и чисто технически будет решен вопрос сбора и утилизации таких опасных бытовых отходов, как это давно делается во всех странах Европейского Союза, то будет ликвидирован сам источник выбросов перечисленных тяжелых металлов. И здесь каждый человек должен понимать, что от него зависит, попадет такой отход в печь (или в почву, или в воду) или нет. Задача властей — организовать эффективную систему сбора, возможно — через магазины, возможно — через ДЭЗы и т. д.

Фото: Владимир Васильев

Осиново и «Салават Купере» могут спать спокойно?

— Главный вопрос горожан: насколько безопасен будущий МСЗ для Осиново и микрорайона «Салават Купере, расположенного в непосредственной близости от предполагаемого места строительства предприятия, и почему?

— Для данного проектируемого объекта разработан том оценки воздействия на окружающую среду. Расчеты проводились как для технологических показателей, так и для воздействия на компоненты окружающей среды. Рассчитывались концентрации выбросов и приземные концентрации рассеивания в зоне воздействия предприятия с учетом высоты трубы, мощности загрузки и скорости выброса. Мало того, аналогичные объекты в Подмосковье прошли еще и общественную экспертизу, и все выявленные экспертами замечания были устранены. Поэтому у меня нет оснований не доверять специалистам-профессионалам, в том числе абсолютно независимым.

Фото: Олег Иванов

МСЗ как источник онкозаболеваний: миф или реальность?

— Едва ли не основной миф, который нужно либо подтвердить, либо опровергнуть, — рост числа онкологических заболеваний среди людей, проживающих в непосредственной близости от МСЗ. В Казани противники идеи термического обезвреживания отходов приводят в качестве примера европейские исследования, в которых как раз говорится о росте числа онкобольных в связи с работой МСЗ. Можете ли вы аргументированно подтвердить или опровергнуть эти опасения?

— Рост числа онкологических заболеваний в регионе может быть связан с целым набором различных факторов, в том числе наличием различных источников онкогенных веществ. Мне трудно сейчас ответить на этот вопрос, так как в каждом конкретном случае необходимо анализировать все возможные причины роста онкологической заболеваемости, в том числе наличие других промышленных предприятий, качество воды, качество используемых продуктов, отсутствие или наличие «радиоактивного» следа от предыдущих аварий, профессию и т. д. Кроме того, важно — когда проводились такие исследования и какие технологии очистки выбросов и стоков использовало предприятие на момент исследования. В большинстве случаев, насколько мне известно, речь идет об исследованиях 15 летней давности, когда использовались несовершенные технологии очистки. Для того, чтобы однозначно можно было говорить о проблеме «доза-эффект», необходимо проведение специальных исследований в регионе, где имеется действующий МСЗ и где применяется указанная технология очистки выбросов.

Фото: Олег Иванов

«Не так трудно наладить сбор опасных отходов…»

— Сам по себе МСЗ не может существовать. Чтобы в его печь не пошли батарейки, ртутные лампы и другие вредные материалы, нужна очень мощная система сортировки отходов, которой в Татарстане по сути нет. Если проект будет одобрен, то завод начнет работать уже к 2022 году. С вашей точки зрения, сумеет ли республика наладить сортировку за 4 года? Насколько это реально?

— О проблеме сортировки опасных бытовых отходов я уже говорила раньше. С моей точки зрения, не так трудно наладить сбор таких опасных отходов, необходимо просто посмотреть, как это делается сегодня в мире. Например, использовать механизм залоговой стоимости для аккумуляторных батареек, как это делают в Европе. Можно отказаться от производства ртутных термометров и ртутных ламп, если грамотно использовать механизм ответственности производителя. Проблемой является промышленная переработка опасных бытовых отходов, хотя технологии, конечно, существуют. Строительство такого рода предприятия является высокозатратным, так как требуется сложная система обеспечения экологической безопасности, да и само производство — многостадийное, поэтому нужен инвестор и безусловное участие государства. Однако есть положительный пример — «Мегаполисресурс» (Челябинск), предприятие, которое разработало собственную технологию переработки батареек, обеспечивающую 80% утилизации исходного сырья и позволяющую производить чистые цветные металлы. Пока это только одна производственная линия, но нет ничего невозможного, и за 4 года в Татарстане вполне можно запустить хотя бы один завод.

Фото: Screenshot_7_resize

«Не может быть единого универсального способа утилизации отходов…»

— Активисты обращают внимание, что федеральный закон «Об отходах производства и потребления» устанавливает приоритет вторичной переработки и сортировки отходов над их термическим обезвреживанием. Также они приводят коммюнике Европейской комиссии от 26 января 2017 года, где говорится о несовместимости развития вторичной переработки с поддержкой мусоросжигания. В некоторых странах Евросоюза для решения этой проблемы уже вводятся или повышаются налоги на сжигание, говорится в тексте коммюнике. Также для этого осуществляется переход к ликвидации схем поддержки сжигания отходов и ввод моратория на строительство таких заводов. Если Европа отказывается постепенно от МСЗ, почему бы от этой идеи не отказаться и России (Татарстану), чтобы не блокировать развитие отрасли вторичной переработки?

— Я уже говорила о необходимости комплексного подхода к решению проблемы отходов. Повторю — не может быть единого универсального способа утилизации. Термическая обработка — это возможность не только быстро и достаточно эффективно начать решать проблему, но и в дальнейшем обеспечивать получение дешевой энергии, особенно в тех регионах, где трудно использовать традиционные энергоресурсы, включая гидроэнергетику. В каждом конкретном случае должен быть рассчитан энергетический баланс, который позволит оценить целесообразность применения той или иной технологии. Технологии не стоят на месте. Например, сегодня появилось новое направление переработки отходов — производство RDF-топлива. Возможно, в ближайшем будущем появятся еще более совершенные и энергоэффективные технологии переработки отходов. Что касается «Закона об отходах», то его формулировки целиком и полностью отражают идеи европейской иерархии обращения с отходами, которые пропагандируются и используются всеми развитыми странами. Но не нужно забывать, что все эти страны имеют мусоросжигательные заводы, которые успешно действуют и сегодня, и в то же время перерабатывают до 60% утильных фракций. Ведь никто не запрещает идти параллельными путями. Главное — понятно, что проблема должна решаться, и немедленно, потому что скоро станет уже слишком поздно.

Фото: Антон Райхштат