Распиленный и сданный в металлолом Mercedes 1937 года выпуска не имеет рыночной цены

Привлеченные судом эксперты отказались оценить раритет

08.03.2018 в 23:39, просмотров: 2497

Вчера в Вахитовском районном суде состоялось очередное слушание дела о краже раритетного Mercedes-Benz Pullman у известного казанского бизнесмена Камиля Шайдарова. Машина, ранее оцененная независимым экспертом из Санкт-Петербурга в 1,8 миллиона рублей, с помощью болгарки и автогена была распилена на части и сдана в металлолом за 18 тысяч рублей.

Распиленный и сданный в металлолом Mercedes 1937 года выпуска не имеет рыночной цены
Фото: Владимир Васильев

Более чем двухмесячный перерыв в слушании дела был связан с тем, что судья Юрий Арсенюк усомнился в объективности оценки похищенного ретро-автомобиля и решил назначить автотехническую экспертизу. О ее результатах он сообщил в самом начале судебного заседания:

– ООО «Центр оценки собственности» может сообщить суду, что, изучив представленные материалы уголовного дела и понимая всю ответственность задачи, поставленной перед нашей организацией, силами нашей организации провести данную экспертизу по существующим в деле материалам не представляется возможным.

Подсудимый Игорь Кудрявцев, хранивший молчание в ходе следствия и на предыдущих судебных заседаниях, наконец-то, решил заговорить. По версии следствия, 28 апреля прошлого года он проник в гараж Камиля Шайдарова, где хранился автомобиль, и с помощью болгарки попытался его распилить. Однако вскоре убедился, что без автогена тут не обойтись, и позвал на помощь двух своих знакомых, у которых имелся такой аппарат. Втроем они довершили начатое Кудрявцевым дело, после чего останки «Мерседеса» были сданы в утиль. Помощникам организатор похищения заплатил 4 тысячи рублей.

Своей вины Игорь Кудрявцев не признал и заявил, что свидетель Нуриев дал против него показания под давлением:

– Оперуполномоченный Валишин бил его на улице или в отделении полиции. Почему свидетель дал такие показания, я могу предположить следующее: либо Шайдаров пообещал ему денег за показания против меня, чтобы срубить с меня денег за якобы раритетный «Мерседес». Либо сказалось действие побоев, где Нуриев сломался.

Кроме того, подсудимый обвинил потерпевшего в том, что тот незаконно захватил половину территории двора дома №21 по улице Кремлевской, в котором они оба живут (за это на Шайдарова якобы ополчились все соседи), и дважды нанес серьезный урон его личному гаражу, на восстановление которого было потрачено свыше 12 тысяч рублей.

Фото: Владимир Васильев

Когда Камилю Шайдарову предоставили возможность задать вопросы обвиняемому, ответчик внезапно лишился слуха.

– Как вы можете доказать, что на свидетеля оказывалось давление? – поинтересовался потерпевший.

– Не слышу ничего.

Шайдаров повторил вопрос. Кудрявцев повторил ответ. Но стоило адвокату проговорить тот же вопрос, как подсудимый тут же отозвался:

– Он мне сам сказал.

Судья несколько раз спросил обвиняемого, почему он не задавал вопросы свидетелю Нуриеву, если тот оклеветал его во время процесса, но внятного ответа так и не добился. После этого в слушании дела по части 4 статьи 158 Уголовного кодекса РФ (до 10 лет лишения свободы) был объявлен перерыв.

А вопрос о рыночной цене Mercedes-Benz Pullman 1937 года выпуска, которого больше нет и нет ни одной его фотографии, так и повис в воздухе.