Запретное слово. Как судили за "Эсперанто"

К десяти тысячам казанцев приговорили как к десяти годам

06.07.2015 в 16:08, просмотров: 3526

 В понедельник, 6 июля, Вахитовский районный суд Казани оштрафовал Леонида Обойшева и Ольгу Юхновскую. За то, что в минувшую пятницу у Дома дружбы народов РТ они держали в руках листочки с надписью «Эсперанто». Этого оказалось достаточным, чтобы суд признал Обойшева с Юхновской нарушителями «установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

Запретное слово. Как судили за
Слева - Леонид Обойшев. Справа - Ольга Юхновская. Их оштрафовали за листочки формата А4 с одним-единственным словом.

 Я от начала и до конца наблюдала за этим процессом, длившимся около пяти часов. Непосредственно разбирательство заняло около часа – полчаса на дело Леонида Обойшева и примерно столько же - на дело Ольги Юхновской. Остальное время «суд совещался». Еще двое «нарушителей» - Алсу Шакирова и Артур Гафаров – покинули суд, не дождавшись, что суд вынесет по их поводу.

Вернувшись в редакцию, прочитала новость, выложенную главредом на сайт. Оборот «передает наш корреспондент из зала суда» напомнил строки из стихотворения Иосифа Бродского «Конец прекрасной эпохи»: «Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"? /Приговор приведен в исполненье. /Взглянувши сюда, /обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе, /как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;/ но не спит. /Ибо брезговать кумполом сны продырявленным вправе».

Потом поняла – дело не в обороте. Сама атмосфера процесса – из тех печальных, и, как еще недавно казалось, навсегда забытых времен.

Судья Рузалия Багавова уточняет у Леонида Обойшева род занятий. Безработный, объясняет он. Судья долго и как-то, как мне показалось, брезгливо переспрашивает – сколько лет он безработный. Затем выясняется, что безработный и представитель Обойшева - юрист Антон Буторин. Снова та же раздраженная и полубрезгливая интонация. «Вас родители кормят?» - спрашивает судья. Буторин заявляет, что этот вопрос не относится к предмету рассмотрения.

Как не вспомнить, как судили Бродского – за «тунеядство»…

Кстати, судья Рузалия Багавова - та самая, что пару недель назад уже вынесла решение по другому скандальному административному делу – когда глава ПСО «Казань» и по совместительству депутат Госсовета Татарстан Равиль Зиганшин обвинил общественника Искандера Ясавеева в том, что тот якобы сломал на набережной Казанки плитку и нецензурно выражался.

На протяжении всего процесса зал суда охраняли несколько приставов – в полной боевой выкладке – в бронежилетах, с дубинками и наручниками. Поневоле складывалось впечатление, что вряд ли «нарушители» отделаются одним лишь штрафом.

Отделались. Десять тысяч рублей штрафа, к которым в итоге приговорили Обойшева, - еще не десять лет и не «продырявленный кумпол». Но ощущение безысходности - то же. Неудовлетворенное ходатайство по поводу отвода судьи – Буторин, заявляя отвод, припомнил, что судья Багавова специализируются на процессах по нарушениям правил проведений пикетов и митингов и известна тем, что выносит решения не в пользу «нарушителей». Неудовлетворенное ходатайство по поводу допроса свидетелей – задержавших Обойшева полицейских – несмотря на то, что они находились в коридоре. Такое ощущение, что и Леонид, и Ольга, и оставшиеся двое осуждены заранее.

Антон Буторин, защищавший Обойшева, демонстрировал суду листочек с надписью «Вахитовский суд Казани» и спрашивал, можно ли за это штрафовать. Впрочем, вопрос, казавшийся риторическим, судью не убедил.

Как не убедили доводы Ольги Юхновской о том, что на месте событий она оказалась, выполняя профессиональные обязанности. И что слово «плакат» в подписанном ею протоколе пропустила. Потому что ей стало плохо – диабет, требовалось выпить воды, а воды в отделе полиции не дали. Багавова поинтерсовалась: мол, как же так – с таким диагнозом и заниматься журналистикой? Ольга объяснила – никак не планировала оказаться в околотке. Шла в Дом дружбы народов, на праздничное мероприятие, а там оказался Рустам Минниханов (вопреки заверениям его пресс-службы, что в торжестве он участвовать не будет). И журналистов по причине прибытия высокого начальства не пустили за оцепление.

- Не только я, но многие из моих коллег остались по ту сторону, с людьми, - объяснила Ольга.

И попросила назначить экспертизу - что такого крамольного в слове «Эсперанто»? Может, лингвисты просветят…

Судья Багавова оштрафовала Обойшева и Юхновскую на 10 тыс. руб. Это минимальная сумма штрафа, возможная по ч.5 ст. 20.2 КОАП РФ. Максимум составляет 20 тыс. руб.

Да, и еще одна параллель с процессом Бродского. «Возмущенная общественность» на страже интересов власти. В день задержания в республиканском агентстве «Татар-информ» появилось письмо, подписанное главами татарстанских отделений «Пенсионеров за справедливость», «Ветеранов России», «Патриотов России», «Российского общенародного союза» и «Родины». «Складывается впечатление, что подлинной целью организаторов данных акций является использование любых информационных поводов для продвижения собственных узких интересов... Большую ошибку, если не большее, совершают те, кто путает политический плюрализм, конструктивную оппозиционность и безответственное фрондерство, основанное на лжи и манипуляциях», - предостерегали они. Опять же – риторика тех печальных лет, точно вынутая из насквозь пронафталиненного сундука.