«Главный захватчик Волги» избежал ответственности

Зеленодольская прокуратура попыталась нанести по полуострову Щурячий очень точечный удар

18.08.2014 в 22:17, просмотров: 8232

Око государево разглядело на Щурячьем аж одного захватчика реки. Тот, мол, незаконно расширил свой участок за счет Волги, ограничив соседям доступ к воде. Правда, как обустроились на полуострове те самые соседи, прокуратура почему-то уже не замечает.

«Главный захватчик Волги» избежал ответственности
Лестница справа – это часть берегоукреплений Ахметзянова, так возмутивших прокуратуру.

На днях в Зеленодольском суде завершился процесс, инициированный Зеленодольской городской прокуратурой против садовода с полуострова Щурячий.

Прокуратура настаивала на том, что садовод Раиль Ахметзянов незаконно расширил свой участок путем засыпки части залива Волги и занял береговую полосу, возведя на ней железобетонные укрепления, ограничивающие доступ к водному объекту.

Позицию прокуратуры в суде поддерживали третьи лица: СНТ «Щурячий» и два соседа Ахметзянова – Петр Людоговский и Павел Лепилов.

Требования надзорного органа в ходе длившегося восемь месяцев судебного процесса несколько раз менялись. В январе, по мнению прокуратуры, садовод должен был освободить незаконно занятую часть земельного участка – и только. Но уже в мае прокуратура расширила перечень своих требований. Она просила у суда признать недействительными землеустроительные работы по межеванию земельного участка, в результате которых, как она считает, изменилась его конфигурация и произошло увеличение площади за счет прибрежной защитной полосы и мест общего пользования. Кадастровую палату и Управление Росреестра по РТ прокуратура просила обязать внести изменения в государственный кадастр недвижимости (ГКН) и единый государственный реестр прав на недвижимость (ЕГРП) в части приведения площади участка в соответствие с правоустанавливающими документами, уменьшив с 733 кв.м. до 596 кв.м. А от Ахметзянова прокуратура требовала привести участок в первоначальное состояние - до площади 596 кв.м. - путем сноса возведенных конструкций на вновь образованном земельном участке.

Но потом с желаниями Зеленодольской прокуратуры опять что-то стряслось. В окончательном варианте иска она уже требовала от Ахметзянова и органов Росреестра сократить площадь участка до 426 кв.м. (согласно старым контрольным замерам), а берегоукрепительные сооружения решила не сносить. Хотя, по ее же утверждениям, именно эти сооружения и ограничивают доступ населения к водному объекту.

Берегоукрепительные сооружения Ахметзянова (белый забор - Людоговского)

Доказательства? Кому они нужны?!

Судья неоднократно просила истца представить доказательства, что Ахметзянов занял береговую полосу и места общего пользования. Картографических доказательств представлено не было - ведь ни береговой полосы Куйбышевского водохранилища, ни территорий общего пользования СНТ «Щурячий» в государственном кадастре недвижимости нет.

Как, возможно, помнит наш читатель, первое обстоятельство позволило ПСО «Казань» три года назад свободно размежевать водную гладь и сформировать на ней земельные участки, а надзорным органам – сделать вид, будто никаких нарушений нет. Казанская межрайонная природоохранная прокуратура не замечала захвата водоема, даже когда ей показывали видео, где песок лился из пульпопроводов прямо в акваторию. Потребовалось бурное возмущение граждан, чтобы око государево признало засыпанным лишь небольшой пятачок реки.

А республиканская прокуратура вообще отказывалась рассматривать обращения о подобных нарушениях, перенаправляя их в Волжскую и Казанскую природоохранные прокуратуры - как относящиеся исключительно к их компетенции.

Зеленодольская городская прокуратура по поводу размежевания и засыпки Волги структурами, аффилированными с Равилем Зиганшиным, на протяжении всего времени вовсе не подавала голоса. Вероятно, считала, что нарушения закона - равно как ущемления интересов Российской Федерации и простых людей - тут нет. А вот в истории с садоводом из Щурячьего она вдруг проявила потрясающую активность.

Как заявляет помощник зеленодольского прокурора Антон Васютин, он зафиксировал правонарушение путем визуального осмотра зимой. Зимой - когда все покрыто льдом и снегом! - он умудрился определить, что Ахметзянов засыпал участок залива Волги и занял его береговую полосу.

На мой вопрос, как ему удалось в это время года отличить воду от суши, Васютин не ответил, предложив обратиться с официальным запросом в Зеленодольскую прокуратуру. Что само по себе странно, ведь акт о нарушениях составлял лично Васютин.

Кстати, по его словам, это первый иск их ведомства по Щурячьему. Отсюда следует второй вопрос. По моим впечатлениям, берегоукрепительные сооружения Ахметзянова не выглядят выдающимися по сравнению с соседскими. Те, кому доводилось проплывать вокруг этого полуострова, конечно же, знают, что собой представляют его берега. Шикарные дворцы и просто внушительные постройки расположены не то, что у воды – они стоят в воде! (фото смотрите в конце статьи)

И далеко за примером плавать не надо. К примеру, я не заметила, чтобы хоть какая-то полоска суши отделяла великую реку от строений на участках Радика Заудатовича Миннахметова (полного тезки директора стадиона «Казань-Арена») или Тимура Альбертовича Шигабутдинова (вероятно, сына Альберта Шигабутдинова, гендиректора ОАО «ТАИФ»).

Вот только у прокуратуры, выходит, к их хозяевам нет никаких претензий: и право собственности РФ они не нарушают, и доступ к водному объекту не ограничивают. Поди разберись, чем объясняется столь избирательный подход Зеленодольской прокуратуры к водному вопросу на Щурячьем.

Земельные манипуляции

Возможно, прокуратура оказалась втянута в спор двух соседей. Исход данного дела представляет несомненный интерес для Петра Людоговского, так как после межевания участка Ахметзянова проезд к его трем соткам оказался внутри чужих границ. А коли на месте границы вырастет забор? Как признался Васютин, именно после обращения Людоговского госорган и затеял проверку. В свою очередь, Ахметзянов заявляет, что его сосед сам продал проезд к своему участку. Правда, с другой стороны.

Представитель Зеленодольской прокуратуры в суде утверждал, что эта история к рассматриваемому делу не имеет никакого отношения. Но мы не в суде и предоставим нашему читателю возможность делать выводы самостоятельно.

17 февраля 2009 года Зеленодольский городской суд удовлетворил иск Казанского межрайонного природоохранного прокурора к владельцу участка №498 Владимиру Косареву – соседу Людоговского с юга. По жалобе членов садоводческого товарищества «Щурячий» прокуратура провела проверку и установила, что Косарев самовольно расширил свой участок путем постройки двух бетонных берегоукрепительных сооружений в пределах прибрежной защитной полосы акватории без разрешения. В результате незаконного захвата прилегающего земельного участка был ограничен свободный доступ населения к водному объекту и проход вдоль него. Суд обязал садовода приостановить строительство до получения соответствующего разрешения и оформления прав на занятый работами земельный участок.

Незаконно возведенные Косаревым берегоукрепления

Берегоукрепительные сооружения, возведенные Косаревым

Вскоре после этого право собственности на 498-й участок перешло к Салахутдиновой Миляуше Галимовне. А сам Косарев угодил в исправительную колонию. Примечательно тут вот что: Миляуша Салахутдинова приходится матерью Салахутдинову Динару Дамировичу – старшему помощнику прокурора г.Казани.

Захваченный же Косаревым участок очутился в собственности Людоговского. В январе 2010 года Петр Людоговский уточнил границы своего участка №496. С 300 кв. м. его площадь выросла более чем вдвое – до 646 кв. м. Причем в уточненные границы вошли те самые незаконно возведенные берегоукрепительные сооружения. Согласовали местоположение обновленного участка только два лица: СНТ «Щурячий» в лице его председателя и Салахутдинова.

Но обладателем шести соток Людоговский оставался недолго. Уже в марте он разделил образованный участок на два, площадью 322 и 324 кв.м. С 324-мя квадратными метрами, в целом совпадавшими с его прежним участком, он и остался. А в 322 кв. метрах остались бетонные сооружения.

В августе 2010 года образованные участки были поставлены на кадастровый учет. 324-метровый получил кадастровый номер 16:20:035801:852, 322-метровый – 16:20:035801:851. Причем заявление о кадастровом учете последнего было подано самим старшим помощником прокурора Динаром Салахутдиновым.

В сентябре 498-й участок, площадью 400 кв.м., и 851-й были перепроданы некоей Гимадиновой Гульсине Васильяновне. В результате этих манипуляций то, что задумал в свое время Косарев – расширение участка с захватом береговой полосы, свершилось, и укрепительные сооружения остались на своем месте. Только сменился собственник.

Скоро доступ совсем перекроют

Раньше береговую территорию, где Косарев затеял строительство, садоводы с соседних участков использовали как пляж. И сейчас, пользуясь разломанными воротами и отсутствующими хозяевами, продолжают сюда заходить. Под ногами, правда, уже не песок, а бетон.

Ахметзянов рассказывает, что когда-то между участками Косарева и Людоговского были проезд и проход к воде. Оттуда же, мол, можно было заехать и к Людоговскому – есть ворота. Однако после строительства Косаревым берегоукрепительных сооружений и фундамента на месте прохода такая возможность пропала.

Но это Людоговского, по-видимому, не смутило. Во всяком случае чехарда с расширением, разделением и продажей одного из образованных участков фактически узаконила все эти постройки.

Этой весной новый владелец 498-го участка возвел забор (через разломанные ворота которого соседи пока еще попадают на бывший пляж). Проезд между ним и второй линией участков превратился в узкий проход, где свободно может пройти лишь один человек. Пока зажатые соседи оставляют свои машины на 498 участке, но когда собственник объявится – а говорят, что идет очередная перепродажа, надо полагать, людей попросят убраться.

Новый забор 498-го участка, сузивший проход к участкам соседей.

Занятно, что когда Ахметзянов обратился в МЧС с просьбой проверить факт перекрытия проезда, МЧС ответило, что Зеленодольская прокуратура отказала ему в проведении внеплановой выездной проверки СНТ «Щурячий».

Вот и Васютин в суде с описанной ситуацией предложил жителям разбираться самостоятельно. Непонятно почему. Ведь если в споре с Ахметзяновым обоснованность участия прокуратуры вызывает вопросы, то здесь - как, кстати, и с построенными на воде щурячьими дачами – вмешательство ока государева, казалось бы, напрашивается само собой. Но госорган думает иначе. К счастью, помимо прокуратуры, есть еще и суд. Который в процессе «Прокуратура против садовода» встал на сторону последнего. И оку государеву в его иске отказал.

PS. Вот так выглядят "общедоступные" берега полуострова Щурячий, по которым у Зеленодольской прокуратуры отчего-то нет вопросов.