Опиум для прихода. Как в казанскую ячейку «Хизб ут-Тахрир» угодил врач-нарколог?

Суд над «строителями Халифата»: болтливому обвиняемому пригрозили укоротить язык

11.08.2014 в 13:03, просмотров: 3356

 В Казани стартовал процесс над активистами организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», запрещенной на территории России еще 11 лет назад. Четверо татарстанцев обвиняются в экстремизме, разжигании межнациональной и межконфессиональной розни.

 

Опиум для прихода. Как в казанскую ячейку «Хизб ут-Тахрир» угодил врач-нарколог?

 Статья, по которой судят квартет, звучит так: «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Прожженные соратники

- Это будет долгий и затяжной процесс, - предупредил перед началом суда «МК» старший помощник прокурора Вахитовского района Казани Степан Спиридонов, поддерживающий сторону государственного обвинения. - Ведут себя подсудимые достаточно уверенно. Можно сказать, даже с определенной наглостью.

Спиридонов напомнил: еще во время предварительного слушания 21 июля все четверо буквально закидали судью Айрата Галлямова ходатайствами. Таковых набралось около трех десятков.

- Сначала все эти ходатайства надо рассмотреть, - пояснил обвинитель. - Так что я даже не могу точно сказать, когда суд перейдет к рассмотрению обстоятельств уголовного дела.

Трое из четверых подсудимых не новички в судебных баталиях. Ранее они уже привлекались к уголовной ответственности за экстремизм. 

Азат Хасанов

Рекордсмен по судимостям – лидер ваххабитской ячейки 36-летний Азат Хасанов. Первый срок получил в 1995 году за грабеж, потом были кражи. За экстремизм впервые его осудили в 2005 году.

Три судимости у 38-летнего Ильдара Шайхутдинова. Все - за пропаганду идей «Хизб ут-Тахрир» и создание подпольных ячеек этой организации. Последний срок он получил в августе 2011 года. Отбывал наказание в колонии в Архангельской области, откуда освободился в конце 2012 года.

31-летний Ленар Галимов на фоне своих прожженных соратников смотрится даже респектабельно. Врач-нарколог одной из частных казанских клиник, одна судимость (наказание отбывал условно, на свободе) – и та уже погашена.

Самый пожилой в четверке – 62-летний Ильмир Имаев. У идеолога экстремистской ячейки вообще нет судимостей. Сейчас же, помимо 282-й статьи, ему вменяется заведомо ложный донос. Имаев заявил, что во время обыска один из полицейских умыкнул его фотоаппарат.

Трое подсудимых – многодетные отцы, у каждого – по три малолетних ребенка. Нет маленьких детей лишь в семье Имаева.

- Думаю, что они еще будут, - с усмешкой заявил 62-летний арестант, когда в суде при ознакомлении с личностями обвиняемых был оглашен этот факт.

Ильмир Имаев

«Вам всё это зачтется»

Первым свои ходатайства заявил Имаев:

- Заявляю об отводе судьи! – и, прищурив глаз, добавил. – Уважаемый председательствующий, ничего личного!

Идею поменять судью поддержали все подсудимые. Прокурор, конечно же, возразил. Айрат Галлямов направился в совещательную комнату, где ему предстояло наедине с собой решить, судить ваххабитов дальше самому или передать их коллегам.

Тот десяток минут, что председательствующий отсутствовал, Имаев решил провести с пользой. Не обращая внимания на предупреждения судебного пристава, а потом и полицейского, он обратился к собравшимся в зале. Среди них были жены, дети и друзья подсудимых.

- Какие вы все красивые пришли, я так рад вас всех видеть! – улыбаясь, начал Имаев. А потом обратился к одному из присутствующих в зале. - А ты с бородой, ты чуток бы ее укоротил, и был бы краше!

- Я могу кое-кому язык укоротить, а бороду – никогда! – жестко ответил бородач.

Ленар Галимов находится под подпиской о невыезде

В зале наступила тишина. Выдержав паузу, Имаев все с той же улыбкой продолжил.

- Спасибо, что пришли на процесс. Вам всё это зачтется. Аллах испытывает нас всех, наших близких-мусульман. Мы в этой жизни - для испытаний. Все должны понимать, что каждое слово сфабриковано. Это наша судьба, судьба мусульман! Мы должны бояться только ЕГО (вероятно, Аллаха – «МК»), а не этих карателей в погонах.

По мнению следствия, «проповедничество» было главной задачей Имаева. В определенных кругах его даже называли блогером, независимым исламским журналистом и правозащитником. В Казань Имаев приехал вместе с семьей в конце 90-х годов из Узбекистана, потом получил российское гражданство. Идеальным его поведение тогда назвать было нельзя – злоупотреблял спиртным, неоднократно привлекался у административной ответственности. Примкнул к «Хизб ут-Тахрир» в 2012 году.

Именно создание негативного образа полицейских, притеснявших его, несчастного мусульманина-мученика, стало главной темой его материалов. Этому лейтмотиву Имаев остался верен и в суде.

Другим «злом», по мнению сторонников организации «Хизб ут-Тахрир», было Духовное управление мусульман, как сторонник борьбы с религиозным экстремизмом.

Ильдар Шайхутдинов
 

Особенности ваххабитской вербовки

Вернувшись из совещательной комнаты, судья отказал Имаеву в его ходатайстве.

После чего настало время Шайхутдинова. И первым его ходатайством стал отвод назначенного адвоката. Мол, защитник не проявлял должного рвения в работе, а предварительная подготовка к процессу им и вовсе не велась. Против отвода адвоката вновь выступил гособвинитель – по закону судебный процесс не может проходить без него. Отклонил ходатайство и судья.

Впрочем, все последующие события в зале суда показали, что Шайхутдинов не нуждается в защитнике. Он сам неплохо справлялся с этой ролью.

Предоставляя одно за другим ходатайства, каковых за заседание было в итоге рассмотрено с десяток, подсудимый пытался оспорить версию следователей СКР по РТ. Мол, давая определение их деятельности, те руководствовались журналистскими статьями что, по мнению Шайхутдинова, непрофессионально. Тогда как книги «известных и уважаемых исламоведов», наоборот, «обеляют» всю деятельность организации.

Гособвинитель напомнил: еще в 2003 году Верховный суд РФ признал «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» террористической организацией и запретил ее деятельность на территории страны. Зачем же снова обсуждать то, что и так очевидно? Но Шайхутдинов продолжал настаивать, что обвинения, предъявленные ему, не имеют оснований.

Между тем доказательств вины у следствия набралось на 9 томов уголовного дела. Одно обвинительное заключение занимает 503 страницы.

Как сообщили «МК» в СКР по РТ, точной даты, с которой вела свою деятельность именно эта, казанская ячейка «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» нет. Свою деятельность эта организация всегда начинает очень незаметно: вербовщики начинают ходить на службы в мечети, общаться с прихожанами, находят себе подходящих кандидатов и начинают их обрабатывать.

Обработка ведется через низовые ячейки, или, как их еще называют, «халакаты» - кружки по изучению азов ислама и чтения исламской литературы. В каждой такой ячейке – пять человек.

Сейчас на скамье подсудимых – только четверо. Пятый член ячейки, 35-летний Рустам Ахмедов, объявлен в розыск.

Последователи экстремистской организации придерживаются конспирации. В одной мусульманской общине могут параллельно существовать несколько таких низовых ячеек. И каждая из них может даже не догадываться о существовании других.

Главная цель таких «кружков по интересам» - пропаганда идеи создания на территории РФ Халифата – государства, действовавшего только по законам ислама.

И когда сеть разрастается до определенных размеров, организация переходит к решительным действиям.

фото: www.prokazan.ru

Идеолога встретили автопробегом

Одна из таких акций, которая отражена в уголовном деле, прошла в Казани 22 декабря 2012 года, когда из мест не столь отдаленных освободился Ильдар Шайхутдинов. По случаю его выхода из колонии «хизб ут-тахрировцы» устроили автопробег.

По трассе Казань-Зеленодольск в районе поселка Залесный проехали около двух десятков автомобилей с черно-белыми флагами этой террористической организации.

Еще раньше – в октябре, по случаю празднования Курбан-байрама с такими же флагами по Южной трассе и проспекту Ямашева проехались пять-шесть машин. Участников акции тогда задержали автоинспекторы, им выписали штрафы и через три часа отпустили.

А в конце сентября прошлого года прошли акции «против запрета ислама». Координировались они, по мнению следствия, из штаб-квартиры организации в Лондоне. Сразу в нескольких российских городах - Казани, Уфе, Челябинске - активисты «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» раздавали прихожанам мечетей свои листовки, а на улицах развешивали плакаты «Россия против ислама. Запрещен Коран 17.09.13».

Поводом для шумихи послужило решение суда Новороссийска. 17 сентября перевод Корана на русский язык, сделанный азербайджанским философом Эльмиром Кулиевым, был признан экстремистским. Потому как в этом труде говорится о преимуществе мусульман перед представителями других вероисповеданий.

По мнению гособвинителя, следствием собрано достаточно доказательств совершенных преступлений. А степень вины каждого теперь предстоит определить в суде. Согласно статьям УК РФ, каждому грозит до четырех лет лишения свободы. По мнению сотрудников СКР по РТ, обвиняемые легко отделаются.

Дело в том, что действия этой экстремистской ячейки подпадают под статью № 205.5 УК РФ «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации». Но она была включена в УК лишь в ноябре 2013 года, а в рассматриваемом сейчас судом уголовном деле, фигурируют более ранние события. «Двести пять прим пять» - суровая статья. За участие в террористической организации суд теперь может назначить наказание вплоть до пожизненного заключения. Впрочем, у четверки подсудимых, судя по их настрою, всё еще впереди.