Ядерная реакция. Татарстанцы дружно забраковали проект ликвидации «Радона»

Самое страшное из возможных последствий этого – радиоактивные отходы так и останутся лежать под землей в республике

10.08.2014 в 12:14, просмотров: 2634
Ядерная реакция. Татарстанцы дружно забраковали проект ликвидации «Радона»

 6 августа в 13 часов, несмотря на рабочий день, небольшой актовый зал учхозской школы в поселке Дачный Высокогорского района, был забит до отказа. Хотя он рассчитан человек на пятьдесят, в него втиснулась добрая сотня. Еще пара десятков слушателей осталась слушать в коридоре. Стояла духота, от которой не спасали ни вентилятор, ни раскрытые окна.

«Зачем нам это новое хранилище?»

Вел слушания Евгений Ларин – глава Дачного сельского поселения. Явно не обремененный опытом проведения общественных дискуссий, под натиском населения он почти без боя сдавал стратегические рубежи. Первой неожиданностью для организаторов явилось требование народа включить в президиум Альберта Гарапова – председателя Антиядерного общества Татарстана. Что после голосования и было сделано, обеспечив последнему практически неограниченный доступ к трибуне. Затем в течение почти двадцатиминутного обсуждения регламента было отвергнуто предложение организаторов задавать вопросы только в письменном виде. Ну, а после плановых выступлений трех представителей казанского отделения ФГУП «РосРАО» (бывшего спецкомбината «Радон») ситуация полностью вышла из-под контроля.

Ни технические выкладки, ни заверения в безопасности будущего хранилища для окружающей среды, ни намеки на дело государственной важности на собравшихся действия не возымели. Доклады директора, главного инженера и эколога местного «Радона» спровождали выкрики: «Время вышло!», «Одно и то же!», «Никаких ангаров не нужно!». А выступление Гарапова, вспомнившего 90-е годы, когда на территории хранилища сложилась критическая ситуация, напротив, было встречено овациями.

- А если террористический акт? А если опять все разбегутся? Зачем нам это новое хранилище? – вопрошал у внемлющего ему зала антиядерщик. – Восемьдесят лет (50 минувших плюс расчетный срок эксплуатации нового хранилища – «МК») – три поколения должны сидеть у радиоактивной свалки! Мы предлагаем не продлевать лицензию!

Гарапову вторил председатель Татарского общественного центра Фарит Закиев, заявляя, что в действительности нет никаких планов на вывоз РАО. Дескать, планируется расширение «Радона» - это решение, которое принимается в Москве. А нам – жить здесь. Потому, мол, ни за что не допустим.

«Мы одновременно 500 кубов не извлечем»

Ситуацию попытался выправить заместитель главного инженера по ядерной и радиационной безопасности ФГУП «РосРАО» Владимир Черемушкин, предложив избрать инициативную группу для экскурсии на пункт хранения радиоактивных отходов (ПХРО). Но народ наотрез отказался.

- Товарищи, нам все предлагают поехать и посмотреть, как у них обстоят дела. Что это даст? – обратилась к собравшимся молодая женщина. - Есть такое понятие риска. Сейчас там может быть все прекрасно. А через пять минут может быть утечка. И поэтому мы не можем рисковать здоровьем людей, которые здесь живут. Зачем?!

Черемушкин пытался развеять опасения.

- Кириенко утверждена концепция: это отделение будет выводиться из эксплуатации…Мы одновременно 500 кубометров отходов из земли не извлечем… Первый этап – это извлечение и приведение их в кондиционированный вид. Это первичная упаковка – двухсотлитровая бочка, в которой размещаются радиоактивные отходы. Бочку заливаем цементом. Размещаем в сертифицированном контейнере. После того, как радиоактивные отходы будут извлечены, наступает второй этап. Хранилища подвергаются комплексному инженерно-радиационному обследованию. Проводится необходимая дезактивация. Конструкции разбираются. Ямы заполняются грунтом, и сверху сажается зеленая трава.

- Мы живем в России! – резонно возразил ему парень. Мы не знаем, что через год будет!

Его поддержала девушка: - Вывозить нужно! Зачем вы из одного хранилища берете и кладете в другое?!

«Вы хотели принять без нас?»

Убедить людей в том, что новое хранилище строится для ликвидации объекта, не удавалось. Жители уверены: цель строительства - прием новых радиоактивных отходов.

- 0,2 кубометра в год принимает казанский ПХРО! – твердил Черемушкин, объясняя принципиальную невозможность организации здесь «всесоюзной свалки» РАО - заказов нет.

- Вы сейчас не принимаете, потому что у вас нет возможности. Построите – и будете принимать, - парировали местные активисты. – Может быть, вы хотели принять [документ] без нас?! Мы ничего не знали!

Тут выяснилось, что аншлаг на слушаниях – исключительно плод труда активистов. И в первую очередь – многодетных семей, которые расклеили в поселке листовки.

Чуть позже на поверхность всплыла и еще одна любопытная деталь. Самые дотошные жители, изучив материалы обоснования лицензии на строительство хранилища, обнаружили, что администрация района даже не собиралась с народом что-либо обсуждать.

- Согласно письму главы Высокогорского муниципального района совет Высокогорского муниципального района считает возможным не проводить общественные обсуждения материалов обоснования лицензии на осуществление деятельности… по сооружению хранилища для временного хранения твердых радиоактивных отходов, - зачитал один из активистов обличающую фразу.

Отдуваться за ставшую достоянием общественности выходку районной власти не были, да и не должны были ни Ларин, ни представители РосРАО.

Жители настаивали: утверждения о невозможности ликвидации хранилища без строительства нового – это лукавство. Мол, при желании действительно вывести объект из эксплуатации отходы, достав из-под земли, можно вывозить сразу.

- Общественность тотально не согласна! – подвела итоги слушаний молодая женщина. Ее слова подтвердили результаты голосования: за исключением десятка человек присутствующие проголосовали против возведения хранилища. Результат закономерен, поскольку в сути мало кто из присутствующих пытался разобраться.

«Люди не понимают смысла происходящего»

На пресс-конференции, организованной «МК», Денис Плещенко, начальник управления по коммуникациям РосРАО, представил свое видение причин возникшего на слушаниях конфликта.

- Люди не понимают смысла происходящего на площадке. Они были введены в заблуждение и пришли протестовать против расширения хранилища. Появилась информация о том, что это будет всесоюзная свалка. Наша задача – объяснить людям, что мы выводим из эксплуатации объект. Данное хранилище нужно для того, чтобы избавить Республику Татарстан от накопленных отходов. А альтернативы здесь только две: либо все убрать, либо все оставить.

Оставить, по его мнению, нельзя, так как еще в 1993 году было принято решение о недопустимости захоронения в этом месте, с точки зрения безопасности.

Примечательно, что в этом вопросе с ним солидарен и активный оппонент "Росатома" Андрей Ожаровский, физик-ядерщик, эксперт экологического объединения «Беллона». Ведь за пятьдесят лет эксплуатации железобетонные конструкции хранилища могли подвергнуться разрушению.

А вот что дальше? Напомним, местные жители предлагают вывозить извлеченные отходы сразу же, не складывая в новое хранилище. Отвечая на вопрос «МК», Плещенко допустил, что технологически это возможно. Проблема в другом – вывозить РАО на захоронение пока некуда. Могильники на сегодняшний день не существуют.

- Нигде в мире проблема с захоронением РАО не решена, - подтвердил слова Плещенко Ожаровский.

Так что еще не факт, что в 2021-2022 году извлеченные и сложенные в новое временное хранилище отходы, как обещают, вывезут из Татарстана. Тем более что это компетенция другого субъекта – ФГУП «НО РАО» (национального оператора по обращению с радиоактивными отходами) - единственной организации, уполномоченной вести деятельность по окончательной изоляции РАО.

Пресс-конференция с Андреем Ожаровским (посередине) и Денисом Плещенко (справа)

«Закопать и забыть» уже не получится

Эксперт «Беллоны» видит единственный выход из конфликта между жителями и РосРАО в том, чтобы выйти к людям с полным проектом вывода ПХРО из эксплуатации. Но Плещенко говорит, что данный проект будет разработан уже после извлечения отходов на поверхность.

Впрочем, Ожаровский подчеркивает: даже если отходы пока и останутся на территории Татарстана, из подземных бункеров их необходимо извлечь в любом случае:

- В октябре прошлого года мы сумели выработать концепцию, под которой подписалось более тридцати общественных организаций. Там сказано, что на данный момент наилучшая технология – это контролируемое хранение [РАО] с возможностью извлечения… Отходы извлекать надо, потому что когда они будут извлечены и упакованы в контейнеры, то можно контролировать их состояние.

А вот хранение опасных отходов под землей, по мнению Ожаровского, может быть чревато самыми неожиданными неприятностями. Под бункером может образоваться карстовый провал, бетонные стенки разрушатся, отходы зальет вода (последнее, напомним, уже случалось в девяностые годы). «Закопали и забыли», уверяет общественник, это чисто советский подход, который ныне уже доказал свою несостоятельность. Радиоактивные отходы - такая вещь, которую лучше хранить под неусыпным наблюдением. Ведь напомнить о себе они могут сами. Причем в самый неожиданный момент.

P.S. Чем завершится эта история, пока неясно. Может быть, атомщикам удастся убедить население в отсутствии причин для беспокойства. Либо никто ничего не построит - и тогда накопленные Татарстаном отходы останутся лежать в земле.