Дом Шамиля восстановлен по кусочкам и снова дышит

Музей Тукая в Казани обещают открыть осенью

05.04.2018 в 14:08, просмотров: 500

Реставрация знаменитого дома Шамиля в Старо-Татарской слободе, где располагается литературный музей Габдуллы Тукая, практически завершена. Работы длились год и обошлись в 140 миллионов рублей. Этой осенью музей обещают открыть для посетителей и творческого сообщества – поклонников поэта. «МК-Поволжье» узнал, что сохранилось подлинного после масштабной реставрации и сравнил: как было и как стало.

Дом Шамиля восстановлен по кусочкам и снова дышит
Фото: Антон Райхштат

Дом Шамиля был построен по заказу генерал-майора Мухаметшафи Шамиля, сына известного борца за освобождение кавказского народа шейха Шамиля аль-Гали. Об этом восстании повествует Лермонтов в романе «Герой нашего времени».

Здание построено в конце XIX века, и многие его элементы утрачены. Особенно пострадала внутренняя отделка – после революции в доме располагалась коммуналка. Но исторический облик восстановлен по архивным документам с максимальной точностью. За некоторыми документами реставраторы ездили даже в Санкт-Петербург.

Фото: Антон Райхштат

Лестница в историю

К истории в реставрированном доме Шамиля прикасаешься уже на входе: массивная деревянная входная дверь сохранилась со времен постройки. За ней – главный холл и парадная лестница. За время существования здания она была практически разрушена, но по тем элементам, которые дожили до наших дней, ее удалось восстановить, а уцелевшие фрагменты реставрировать, сохранив первоначальный вид объекта.

– Посмотрите, как выглядела парадная лестница до реставрации, – рассказывает начальник отдела реставрации ГКУ ГИСУ РТ Майя Морозова, демонстрируя фото «до» и «после». – Отбиты колевки, формы ступеней практически утрачены. Предположительно в период, когда в доме хотели сделать Музей шахмат, останки лестницы, дабы не тратиться на реставрацию, обложили мрамором Коелга.

Фото: Антон Райхштат

Ступени выложены из бетона красноватого оттенка конца 19 века, то есть состав этого материала принципиально отличается от сегодняшнего. Восстанавливали парадную лестницу скрупулезно и со всей осторожностью. Важно было не только вернуть первоначальный вид, но и сделать ее прочной. Для реставрации лестницы проводился химический анализ, подбирались красители, чтобы получить смесь, максимально приближенную к оригиналу. Форму ступеней и тяги делали по образцу сохранившихся фрагментов.

Обои XIX века, старинный паркет и окна, которые дышат

Дом Шамиля за свою историю претерпел множество изменений. Особенно пострадала интерьерная отделка. Но некоторые фрагменты дожили до наших дней. Например, обои в зале, который, по мнению историков, служил кабинетом, и часть паркета на втором этаже.

– Когда стали снимать слои краски со стен, неожиданно обнаружили небольшой кусочек обоев, – говорит Майя Морозова. – Это было настоящим подарком. По этому небольшому обрывку были изготовлены обои, точно повторяющие те, что были поклеены при постройке дома. Уникальная находка. Еще один фрагмент – это старинный паркет. Сохранился только небольшой кусочек возле арки с колоннами и капителями. Реставраторы были сильно удивлены, когда строители сняли старое покрытие, и нашли под ним этот, чудом сохранившийся кусок. Работа над ним была, прямо скажем, ювелирной. Если честно, до сих пор немного страшно, когда на него наступают.

Фото: Антон Райхштат

Если не считать кусочка паркета, дверей и некоторых балясин на лестнице, то в здании деревянных элементов в должном состоянии больше не осталось. Все, начиная с перекрытий и опор и заканчивая оконными рамами, подгнило, было демонтировано, и потом восстанавливалось по архивным документам.

– Окна в доме выполняли важную функцию, – продолжает рассказ Майя Морозова. – Они сделаны в две нити (двойные рамы. – Ред.), между рамами и стеклами есть щели, которые обеспечивают естественную вентиляцию здания. Мы их именно в таком виде и восстановили. Кстати, вентиляционные работы мы почти не проводили. Только в маленькой части здания. Этот дом – единый организм, он дышит сам по себе, и окна в этом процессе выполняют важную роль.

Вокруг стройки и песок

Вид из окон Дома Шамиля никак не гармонирует с внутренним интерьером – элегантным и роскошным. За окнами открывается суровая действительность. Первое, что бросается в глаза – это стройка. Наверное, на ее месте тоже было старинное здание, которое не отвоевало себе право на возрождение. Фасад дома Шамиля смотрит на оживленную проезжую часть.

Фото: Антон Райхштат

– Фасад здания мы закрыли экранами из оргстекла, чтобы не повредить, – говорит Майя Морозова. – Ливневок здесь нет, скапливается грязь, вода. Только стены покрасишь, машины проезжают, оставляют грязные брызги. Хотя экран не сильно спасает. Все равно фасад частично забрызган.

В ближайших реставрационных планах заняться благоустройством сквера у стен Дома Шамиля. Его не станут застилать асфальтом или выкладывать брусчаткой. По словам Майи Морозовой, сквер застелют песком и гравием, который позволит обеспечить дополнительную вентиляцию фундаменту и защитит от попадания воды.

Фото: Антон Райхштат

Кумган матери, чашка сестры и посмертная маска поэта

Единственное, что не восстановили в доме – планировка. Разбивать залы на комнаты, как это было 100 лет назад, не стали, так как для музея необходимо пространство. Пока часть отремонтированных залов пустует, часть заставлена картонными коробками. О Тукае здесь напоминают только два гипсовых изваяния, на первом и на втором этажах.

Музей обещают открыть этой осенью. Директор музея Гузель Тухватова рассказала, что экспозицию планируют существенно обновить. Однако часть новых предметов связана с поэтом довольно косвенно.

– Например, у нас в фондах хранится кумган, который по легенде принадлежал матери Габдуллы Тукая, – рассказала завмузеем . – И один из новых экспонатов, который мы сейчас оформляем, это пиала из которой любила пить чай сестра Габдуллы Тукая – Газиза.

Фото: Антон Райхштат

Насколько такие предметы важны для литературного музея, судить авторам экспозиции, но, кроме мемориальных вещей здесь, обещают представить все изданные книги Тукая. Правда, часть будет в электронном виде.

Центральным экспонатом, судя по всему, станет посмертная маска поэта.




Партнеры