«Я был в заключении 13 месяцев, я бомжевал…»

История переселенца из Узбекистана, на себе испытавшего «прелести» бюрократической машины и халатность чиновников

27 ноября 2017 в 16:20, просмотров: 1131

Почти 10 лет добивается справедливости Рафаил Хазиев, уроженец Узбекистана, прибывший на постоянное жительство в Альметьевский район Татарстана. В начале 2008 года, то есть сразу по приезде, мужчина, как полагается, подал документы на гражданство, но… оказался за колючей проволокой, а вскоре его депортировали в Узбекистан. Никто не принял в расчет, что там у мужчины не осталось ни родных, ни жилплощади.  А статус депортированного лишил его права на получение гражданства еще на 5 лет. 

«Я был в заключении 13 месяцев, я бомжевал…»

«Мама-старушка хотела умереть на родине…»

В село Тайсуганово (Альметьевский район РТ) Рафаил ХАЗИЕВ вместе с матерью, сестрой и племянницей приехал в конце 2007 года. Законопослушный мужчина еще до прибытия в РФ оформил в Узбекистане удостоверение лица без гражданства сроком на два года, т.е. до  января 2009-го.

В начале 2008 года семья подает документы на гражданство в паспортный стол УФМС России по РТ в Альметьевском районе. Вскоре мать, сестра и племянница благополучно получают гражданство, а Рафаил Хузин продолжает ждать заветные документы до января 2009 года.

– В январе 2009 года я обратился к начальнику отдела УФМС в Альметьевске с просьбой разобраться в ситуации и помочь мне быстрее оформить гражданство, так как выходил срок удостоверения лица без гражданства. Начальник пояснил, что затягивание произошло по вине их сотрудницы, но ничем помочь он мне не может, – рассказывает Хазиев. – Мне он посоветовал ехать в Казань, и не говорить там, что затянулось все по вине сотрудницы. При этом удостоверение забрал и оставил у себя.

Фото: Владимир Васильев

Повторно сдать документы мужчина не смог – вышел срок действия удостоверения. Со слов Хазиева, в УФМС в Казани ему посоветовали обратиться в посольство Узбекистана в Москве. Но вскоре мужчину на 13 месяцев закрывают в казанском спецучреждении временного содержания иностранных граждан (СУВСИГ).

– В ноябре 2014 года в отношении меня составляют протокол об административном правонарушении по статье 18.8 КоАП РФ. Суд Альметьевска выносит постановление о моем принудительном выдворении за пределы РФ! Хотя я на тот момент находился в учреждении временного содержания в Казани.  Суд проходит без моего участия! У меня просто не было возможности предоставить доказательства моей невиновности в ситуации.

«К нам относились, как к настоящим заключенным»

Все 13 месяцев – с ноября 2014 по декабрь 2015 года – мужчина проживал в «палате» СУВСИГа. Каждая такая палата рассчитана на 10 человек. Режим – тюремный.

– В СУВСИГе к нам и относились, как к настоящим заключенным. Прогулки были трижды в день по 10 минут. Выводили гулять в клетку. Телефоны в учреждении запрещены, созваниваться с родными возможности не было. Кормили кашей на воде, супом из консервов… Может, это нормально, мне не с чем сравнивать – в таком учреждении я впервые был, – вспоминает Хазиев.

Фото: Владимир Васильев

Свидания с родными, по словам мужчины, длились по 10-15 минут. Видеться с ними можно было не более нескольких раз в месяц. Передачи «приходили без проблем», правда, существовал  внушительный список «запрещенных предметов».

Численность задержанных в СУВСИГе, вспоминает Хазиев, порой доходила до 200 человек. «Некоторым не хватало места в палатах, люди спали в коридорах», – говорит он.

По словам Хазиева, в спецучреждении на момент его пребывания там, находились несколько «долгожителей». Так прозвали задержанных, которые содержались в СУВСИГе год и более.

– Я разговаривал с людьми, некоторые из которых находились там по году и более. Таких было 2-3 человека. Сотрудники сами не знали, что с нами такими делать – в законе не говориться ничего о лицах без гражданства.

В декабре 2015 года Хазиева прямо из СУВСИГа отправляют в Узбекистан. То обстоятельство, что там у Хазиева никого и ничего не осталось, в УФМС в расчет не берут.

– В Узбекистане я 10 месяцев практически бомжевал, иногда перебивался у знакомых, но все же смог собрать документы – удостоверение лица без гражданства с разрешением на выезд для постоянного проживания. Я смог вернуться в Татарстан в октябре 2016 года, рассказывает он.

Фото: Владимир Васильев

Казалось бы, мытарствам мужчины пришел конец,  но реальность оказалась суровее… Паспортисты Альметьевска развели руками, мол поставить на регистрацию Хазиева нет возможности.

– Они сказали, что у меня как у выдворенного за пределы РФ гражданина нет права въезда в Россию и регистрацию в течение 5 лет. Получается, они, зная все это, зря выдворили меня и рекомендовали собирать повторно документы для регистрации,  тратить время и деньги, – возмущается он.

«Не являются основанием для пересмотра судебных актов»

Каждые 90 дней Хазиева, по его словам, забирали в местный отдел полиции. Там на него составляли протокол об административном правонарушении, потом взимали штраф в 2 тыс. рублей и вновь отпускали.

– Ни Верховный суд Татарстана, ни Верховный суд России мне не помогли.  У меня есть ответы на мои жалобы, где они говорят, что не могут отменить решение Альметьевского городского суда, который признал меня нарушителем правил въезда в РФ и отправил в Узбекистан. Они отказали вернуть мое дело на повторное рассмотрение, – сокрушается Хазиев.

В ответе на его жалобу Верховный суд России поясняет, в частности,  что инстанция «не нашла оснований для отмены или изменения судебных актов». Фактически, правосудие стало на сторону УФМС. В письме Верховного суда РФ (имеется в распоряжении «МК-Поволжье») говорится также, что «обстоятельства», на которые Хазиев ссылается в своей жалобе, «не являются основанием для пересмотра судебных актов».

В Управлении по вопросам миграции МВД по РТ корреспонденту пояснили, что выдворенные за пределы РФ «нарушители статьи 18.8 КоАП» действительно не могут рассчитывать на гражданство в течение 5 лет. «Такой порядок определен законодательно», – сообщили там.

Насколько для Татарстана типична ситуация Рафаила Хазиева, в управлении не ответили. По вине инстанций человек попал в жернова бюрократической машины. Но признать вину, а тем более исправить ошибку в ситуации Хазиева, похоже, никто не собирается. На вопрос журналиста, что можно предпринять заложнику ситуации, в Управлении не ответили, порекомендовав «сделать запрос в пресс-службу».

Меж тем сам Хазиев мириться с ситуацией не собирается. В ближайшие дни он собирается на прием к депутату.

– Надеюсь, хоть он мне поможет. Возлагаю на эту встречу много ожиданий. Сейчас матери 88 лет, я нигде не работаю, и фактически нахожусь у нее на шее. Хотя это я должен за ней ухаживать…




Партнеры